Рене Якобс
РЕНЕ ЯКОБС (ДИРИЖЕР)
Рене Якобс (контратенор)




Выводить по: популярности | алфавиту

Алмейда, Франсишку Антонью де - Оратория `Юдифь` (1726)
Бах, Иоганн Себастьян - Месса cи минор BWV 232
Бах, Иоганн Себастьян - Мотет `Der Geist hilft unser Schwachheit auf` для двух 4-хголосных хоров BWV 226
Бах, Иоганн Себастьян - Мотет `Jesu meine Freude` для 5-голосного хора BWV 227
Бах, Иоганн Себастьян - Мотет `Komm, Jesu, komm` BWV 229
Бах, Иоганн Себастьян - Мотет `Lobet den Herrn, alle Heiden` для 4-хголосного хора и бассо континуо BWV 230
Бах, Иоганн Себастьян - Мотет `Singet dem Herrn ein neues Lied` для двух 4-хголосных хоров BWV 225
Бах, Иоганн Себастьян - Оратория `Страсти по Иоанну` (1724) BWV 245
Бах, Иоганн Себастьян - Оратория `Страсти по Матфею` (1736/1742-46) BWV 244
Бах, Иоганн Себастьян - Рождественская оратория: Кантата 1 [Рождение Младенца] BWV 248 (1)
Бах, Иоганн Себастьян - Рождественская оратория: Кантата 2 [Благовещение пастухам] BWV 248 (2)
Гайдн, Йозеф - Оратория `Сотворение мира` (`Die Schöpfung`) Hob XXI: 2
Гендель, Георг Фридрих - Опера `Орландо` (1733) HWV 31
Монтеверди, Клаудио - 8-я книга мадригалов (1638): № 1 `Altri canti d`Amor, tenero arciero` SV146
Монтеверди, Клаудио - 8-я книга мадригалов (1638): № 2 `Hor che`l ciel e la terra` SV147
Монтеверди, Клаудио - 8-я книга мадригалов (1638): № 3 `Gira il nemico insidioso Amore`
Монтеверди, Клаудио - 8-я книга мадригалов (1638): № 4 `Se vittorie sì belle` SV149
Монтеверди, Клаудио - 8-я книга мадригалов (1638): № 5 `Armato il cor d`adamantina fede` SV150
Монтеверди, Клаудио - 8-я книга мадригалов (1638): № 6 `Ogni amante è guerrier` SV151
Монтеверди, Клаудио - 8-я книга мадригалов (1638): № 8 `Ardo, avvampo, mi struggo, ardo: accorrete` SV152
Монтеверди, Клаудио - 8-я книга мадригалов (1638): № 9 `Combattimento di Tancredi e Clorinda` SV153
Монтеверди, Клаудио - 8-я книга мадригалов (1638): №10:1 `Introdutione al ballo: Entrata` SV154:1
Монтеверди, Клаудио - 8-я книга мадригалов (1638): №11 `Altri canti di Marte e di sua schiera` SV155
Монтеверди, Клаудио - 8-я книга мадригалов (1638): №12 `Vago augelletto che cantando vai` SV156
Монтеверди, Клаудио - 8-я книга мадригалов (1638): №13 `Mentre vaga Аngioletta` SV157
Монтеверди, Клаудио - 8-я книга мадригалов (1638): №14 `Ardo e scoprir, ahi lasso, io non ardisco` SV158
Монтеверди, Клаудио - 8-я книга мадригалов (1638): №15 `O sia tranquillo il mare o pien d`orgoglio` SV159
Монтеверди, Клаудио - 8-я книга мадригалов (1638): №16 `Ninfa che, scalza il piede e sciolto il crine` SV160
Монтеверди, Клаудио - 8-я книга мадригалов (1638): №17 `Dolcissimo uscignolo` SV161
Монтеверди, Клаудио - 8-я книга мадригалов (1638): №18 `Chi vol haver felice e lieto il core` SV162
Монтеверди, Клаудио - 8-я книга мадригалов (1638): №19 `Lamento della Ninfa` SV163
Монтеверди, Клаудио - 8-я книга мадригалов (1638): №20 `Perche t`en fuggi, o Fillide?` SV164
Монтеверди, Клаудио - 8-я книга мадригалов (1638): №21 `Non partir, ritrosetta` SV165
Монтеверди, Клаудио - 8-я книга мадригалов (1638): №22 `Su, su, su pastorelli vezzosi` SV166
Монтеверди, Клаудио - 8-я книга мадригалов (1638): №23 `Ballo delle Ingrate` SV167
Моцарт, Вольфганг Амадей - Опера `Волшебная флейта` (1791) KV620
Моцарт, Вольфганг Амадей - Опера `Дон Жуан, или Наказанный развратник` (1787) KV527
Моцарт, Вольфганг Амадей - Опера `Женитьба Фигаро` (1786) KV492
Моцарт, Вольфганг Амадей - Опера `Идоменей, царь Критский, или Илия и Идамант` (1781) KV366
Моцарт, Вольфганг Амадей - Опера `Милосердие Тита` (1791) KV621
Моцарт, Вольфганг Амадей - Опера `Так поступают все женщины, или Школа влюблённых` (1789) KV588
Моцарт, Вольфганг Амадей - Симфония №38 pе мажор `Пражская` (1786) KV504
Моцарт, Вольфганг Амадей - Симфония №39 ми-бемоль мажор (1788) KV543
Моцарт, Вольфганг Амадей - Симфония №40 соль минор (1788/1791) KV550
Моцарт, Вольфганг Амадей - Симфония №41 до мажор `Юпитер` (1788) KV551
Пёрселл, Генри - Semi-опера `Король Артур` Z 628


Последние комментарии к записям

sir Grey (14.05.2012 23:41) не в сети не в сети
Из имеющихся здесь исполнений мессы лично мне больше всего понравились эти двое - Якобс и
Челибедаке. Абсолютно разные
Osobnyak (20.02.2016 03:09) не в сети не в сети
Evangelista Werner Gura, tenor
Christus Johannes Weisser, bass
Soprano Sunhae Im (nos.12, 13, 27a, 48, 49)
Soprano Christina Roterberg (nos.8, 30)
Alto Bernarda Fink (nos.5, 6, 27a, 38, 39, 59, 60)
Alto Marie-Claude Chappuis (nos.51, 52)
Tenor Topi Lehtipuu (nos.19, 20)
Tenor Fabio Trumpy (nos.34, 35)
Bass-baritone Konstantin Wolff (nos.56, 57)
Bass Arttu Kataja (nos.22, 23, 30, 42)
Solistes (RIAS Kammerchor)
Ancilla I Katharina Hohlfeld, soprano
Ancilla II Ulrike Bartsch, alto
Uxor Pilati Anja Petersen, soprano
Pontifex Ingolf Horenburg, bass
Petrus Andrew Redmond, bass
Judas Johannes Schendel, bass
Testis I Jakob Huppmann, alto
Testis II Christian Mucke, tenor
Aria „Ach, nun ist mein Jesus“ Christina Roterberg, Waltraud Heinrich
Volker Arndt, Klaus Thiem.
herrrafael (11.01.2013 13:20) не в сети не в сети
Настоящий обзор посвящен последней записи Якобса - `Свадьбе Фигаро` Моцарта. Этот проект
выступает продолжением `моцартовской одиссеи`, начатой четыре года назад с записи другого
шедевра композитора - `Так поступают все`.

Начнем с исполнительского состава, который со всех позиций можно назвать феноменальным.
Как и в предшествующей моцартовской записи, Якобс руководит коллективом `Кончерто Кёльн` -
одним из лучших европейских оркестровых коллективов. Приятной неожиданностью является
участие в записи хора Филиппа Херревеге `Коллегиум Вокале Гент` - едва ли не лучшего
хорового коллектива Европы.
Ансамбль солистов настолько примечателен, что стоит сказать пару слов о каждом из
артистов. Партия Графини поручена Веронике Жан - певице, которая великолепно
зарекомендовала себя как в барочной музыке, так и в более позднем репертуаре, став на
сегодняшний день одной из самых заметных французских певиц. Имя баритона Саймона
Кинлайсайда (граф Альмавива) также должно быть хорошо знакомо нашим читателям. Например,
по партиям Билли Бадда (одноименная опера Б.Бриттена под управлением С.Хикокса; Chandos
9826) и, конечно, Дона Жуана в записи Клаудио Аббадо (DG 457601-2). Исполнитель заглавной
партии Лоренцо Регаццо известен нам лишь по одной записи (`La Contadina` Й.А.Хассе, HMF
905244).
Имя Патриции Чиофи (Сюзанна), еще недавно не ассоциировавшееся с обширной дискографией,
в последнее время постоянно на слуху - на фирме Virgin Classics одна за другой выходят
записи с её участием, высоко оцениваемые критиками: дуэты из генделевских опер (вместе с
Джойс Ди Донато, VC 5456282), `Орфей` Монтеверди (VC 5456422, запись выдвинута на премию
Грэмми и будет соперничать с рассматриваемой записью `Фигаро`). Самая последняя работа
Чиофи - прекрасная запись мотетов Вивальди с Фабио Бьонди и его ансамблем (VC 5457042).
Партию Керубино исполняет австрийская певица Ангелика Киршлагер. Последние пять лет её
красивое меццо звучит в постановках опер Моцарта, Штрауса, Оффенбаха на лучших сценах -
Вена, Милан, Нью-Йорк - но достижения Киршлагер в звукозаписи достаточно скромны.

Каждый, взяв в руки этот комплект дисков, отметит одну необычную особенность: после
перечисления имен солистов и названия инструментального ансамбля, указано имя исполнителя
на пьянофорте, Николау де Фигуейредо. До знакомства с записью подобное уточнение кажется
по крайней мере странным по двум причинам. Во-первых, в казалось бы известной до каждой
нотки партитуре Моцарта достаточно трудно представить себе место для пьянофорте (партия
бассо-континуо традиционно исполняется на клавесине). Во-вторых, значение партии
бассо-континуо в опере Моцарта не так велико, как в барочных операх. Так было до
последнего времени, а точнее, до записи Рене Якобса. В остроумной статье, сопровождающей
буклет диска, Якобс косвенным образом объясняет подобную вольность. Однако подлинное
объяснение приходит во время прослушивания записи. Никогда еще в партитуре Моцарта партия
бассо-континуо не была исполнена столь виртуозно и остроумно! Пьянофорте насыщает
музыкальную ткань оперы новым смыслом, придавая ей еще большую содержательность. Особенно
примечательно сопровождение речитативов. Думаю, что у каждого, кто хоть раз слышал оперы
Моцарта, возникало страстное желание избавиться от большей части речитативов, чаще всего
исполняемых невероятно нудно и рутинно. Речитативам в записи Якобса стоило бы посвятить
отдельную статью - по мановению руки дирижера и Николау де Фигуейредо они превращаются в
реально звучащую `музыку для глаз`. Пьянофорте превращается из скромного суфлера в
полноценного участника процесса, подчас вступая в поединок с певцами-солистами. В записи
Якобса континуо своими тематическими отыгрышами (к слову, исполненными блестяще!),
предваряющими тот или иной номер или свидетельствующими о его завершении, цементирует
драматургию всего сочинения.

Оркестровые партии исполнены в обычной для Якобса манере. Как справедливо указывает
рецензент английского `Gramophone`, те, кто привык слушать `Свадьбу Фигаро` в традиционном
исполнении, может вполне не узнать этого творения в исполнении Якобса. Струнная группа
явно отправлена дирижером на второй план, пропуская на первый ансамбли духовых
инструментов. Тонус всей интерпретации задается уже в головокружительной увертюре -
главная партия обострена Якобсом такими взрывными акцентами, что кажется написанной не
Моцартом, а, по крайней мере, Стравинским. Забавно, но в первых тактах увертюры отдельные
исполнители явно не поспевают за заданным дирижером темпом - что лишь усиливает эффект
наступающего `безумного дня`.

Кажется, что запись была сделана во время живого спектакля - так подчеркнуто театрально
подходит Якобс к исполнению музыки Моцарта. Театрально все - от партии континуо до пауз и
фермат между частями и номерами. Якобсу, быть может единственному из исполнителей `Свадьбы
Фигаро` удалось столь логично и стройно выстроить музыкальную драматургию спектакля. Мысли
Якобса по этому поводу весьма подробно изложены в сопровождающей буклет статье. Нужно
вообще отметить высочайший уровень издания альбома, в особенности буклета. Рассказывающая
об истории создания и особенностях моцартовской партитуры статья Андраса Фризенхагена
выступает своеобразным вступлением к статье Якобса. Этот текст уникален по многим причинам
- никогда еще не доводилось читать более подробного и скрупулезного анализа партитуры
`Свадьбы Фигаро`, написанного к тому же столь остроумно и легко.

Обратимся теперь к работам певцов-солистов. Каждый из них воспринимается, прежде всего,
как член великолепного ансамбля. Быть может, именно поэтому после прослушивания записи
особенно запоминаются ансамблевые номера. Показательным является терцет второго действия
`Susanna, or via, sortie` (Граф, Графиня, Сюзанна) - виртуозной слаженности певцов при
самостоятельности каждого голоса можно только поражаться! Ну а от вокального штриха
Патриции Чиофи и Ангелики Киршлагер в последующем дуэте просто мурашки по коже…

Кажется, что сравнительно молодые артисты с сочными голосами просто упиваются каждой
нотой партитуры. Эффект полной `конгениальности` интерпретации партитуре Моцарта кроется в
отсутствии у исполнителей чувства собственной значимости. Выдающиеся мастера оперного
искусства ХХ века играли и пели не столько Графа или Графиню Альмавива, сколько
Фишера-Дискау или Шварцкопф…

Исполнение партий четы Альмавива можно назвать безупречным. Голос Вероник Жан идеально
подходит для партии Графини, подлинным звездным часом певицы стала открывающая второе
действие ария `Приди, о бог любви`. Достойна всяческой похвалы и Сюзанна Патриции Чиофи.
Но все-таки одной из самых главных удач работы Якобса стал Лоренцо Регаццо в роли Фигаро.
Более гибкого и ироничного исполнителя этой партии еще не доводилось слышать. Быть может,
к Регаццо в чем-то приближается Брин Терфел (в записи Гардинера 1993 г., DG 439871-2), но
все слышанные нами исполнители этой партии заметно проигрывают Фигаро Якобса. Та
элегантность, с которой Регаццо предстает в двух портретных ариях первого действия
(`Захочет барин попрыгать`/`Мальчик резвый`), стоит многого.

Отрадно отметить ту работу, которую провел Якобс по `реабилитации` образа Базилио. И хотя
у Базилио Коби ван Ренсбурга в центральной арии четвертого действия слышны подчас
откровенно дегенеративные нотки, он предстает изысканным и утонченным персонажем, лишенным
классического комизма.

Из ансамбля солистов несколько выпадает Керубино Ангелики Киршлагер. Кажется, что
обладатель горячей крови излишне нервозен, местами подчас откровенно истеричен. Такое
ощущение усиливается при сравнении исполнения Киршлагер с никем и по сей день
непревзойденной Чечилией Бартоли (см. сольные альбомы -`Mozart Heroines` и `Live in
Italy`). В особенности вышесказанное касается арии из второго действия - `Сердце волнует`.
Неожиданное орнаментирование вокальной партии сообщает образу Керубино весьма странный
колорит, и явное объяснение такому подходу найти достаточно трудно. Отметим, однако,
тонкую находку Киршлагер - в первой арии певица берет достаточно подвижный темп, но
ключевое слово, характеризующее Керубино - `желание` - выделяется ферматой и тонкой
темброкраской.

Рецензируемая запись - исключительная и во многом эпохальная. Уже сегодня интерпретацию
Якобса можно считать одной из лучших записей `Свадьбы Фигаро`, сделанных когда-либо и,
безусловно, самой выдающейся записью оперной музыки последних лет.
Дмитрий Ренанский
1dfcbkbq9 (23.07.2014 20:55) не в сети не в сети
herrrafael писал(а):
Отрадно отметить ту работу, которую провел Якобс
по `реабилитации` образа Базилио. И хотя у Базилио Коби ван Ренсбурга в центральной арии
четвертого действия слышны подчас откровенно дегенеративные нотки, он предстает изысканным
и утонченным персонажем, лишенным классического комизма.
Эту оперу я слушал не знаю
сколько раз. Начиная от трансляций в детстве по всесоюзному радио(запись имеется на
сайте)до буквально вчерашней по MEZZO вроде бы из Мюнхена. И уже совсем будучи взрослым я
начал замечать одну неприятную сторону большинства постановок. Как правило, партии Фигаро,
Сюзанны, Графини, Графа, Керубино поют первокласные звезды уровня Ч. Бартоли. А партии
Бартоло, Марселины, Базилио опять же , как правило, поют весьма возрастные певцы скромных
возможностей и с потухшими голосами( даже в Метрополитен). А ведь там есть что петь: и
речитативы и ансамбли и арии. Отсюда ансамбли слушаются как-то кособоко, перевес звёзд
режет ухо, а арии указанных действующих лиц стараешься пропустить.
Данная запись явилась для меня приятным исключением и даже откровением. Совсем не часто
слушаю в этой опере столь ровный состав. И слушается как-то по другому- всё сверкает. В
том числе и партия Базилио.
Спасибо за наводку и подробную рецензию.
moon_river (23.07.2014 21:36) не в сети не в сети
herrrafael писал(а):
И хотя у Базилио Коби ван Ренсбурга в
центральной арии четвертого действия слышны подчас откровенно дегенеративные нотки, он
предстает изысканным и утонченным персонажем, лишенным классического комизма.
А можно
поподробнее про дегенеративные нотки и классический комизм, вроде бы нормально отпел,
сорри, что спрашиваю
Phalaenopsis (13.06.2014 21:20) не в сети не в сети
Сразу чувствуется - барочники. Но всё бы ничего, то только вот одна из скрипок не строит.
Интерпретация менуэта ввела меня в ступор.
 
     
Правообладателям | По всем вопросам пишите на classic-online@bk.ru