Главная Джакомо Мейербер Опера `Африканка` (1865)

Опера `Африканка` (1865),  (Мейербер)
Оригинальное название — `L`Africaine`

Опера в пяти действиях Джакомо Мейербера на либретто (по-французски) Огюстина Эжена Скриба.
Часто исполняется по-итальянски.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

ДОН...Читать дальше
Оригинальное название — `L`Africaine`

Опера в пяти действиях Джакомо Мейербера на либретто (по-французски) Огюстина Эжена Скриба.
Часто исполняется по-итальянски.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

ДОН ПЕДРО, председатель королевского совета (бас)
ДОН АЛЬВАР, член совета (тенор)
ДОН ДИЕГО, также член совета (бас)
ИНЕСА, его дочь (сопрано)
АННА, ее служанка (меццо-сопрано)
ВАСКО ДА ГАМА, офицер португальского флота (тенор)
СЕЛИКА, индийская невольница (сопрано)
НЕЛУСКО, индийский невольник (баритон)
ВЕЛИКИЙ ИНКВИЗИТОР ЛИССАБОНА (бас)
ВЕРХОВНЫЙ ЖРЕЦ БРАМЫ (баритон)

Время действия: около 1500 года.
Место действия: Лиссабон, Индия и океан между ними.
Первое исполнение: Париж, 8 апреля 1865 года.

Не раз история оперы знала появление композитора, произведения которого, казалось, доминировали в репертуаре театров. Так было с Генделем в Англии; так было со Спонтини в Германии, так было с Мейербером во всей Западной Европе и Америке. Затем, практически в течение всего лишь одного сезона, как это было с Генделем и Спонтини, их произведения исчезают со сцены и после этого редко, если вообще, возобновляются. Произведения Мейербера исчезли из репертуара оперных театров не столь быстро. Мейербер умер на вершине своей популярности (премьера «Африканки» состоялась через год после его смерти); и совершенно невозможно было представить себе сезон в каком-нибудь большом оперном театре — во времена наших прабабушек — без «Гугенотов», «Пророка», «Диноры» или «Африканки». К середине тридцатых годов нашего столетия Мейербер, однако, напрочь исчез со сцены «Метрополитен-опера», как и многих других оперных театров, и, хотя его еще исполняли во французских оперных музеях и ставили время от времени в Германии, он с сожалением должен был бы признать, что мода на него к этому времени прошла. Оперы многих ушедших в гораздо более глубокую тень композиторов избежали полного забвения благодаря тому, что были записаны на грампластинки. Но ни одной из некогда необычайно популярных опер Мейербера нет в нашем распоряжении в таком виде. (Это утвержение относится к 1957 году, когда автор писал эту книгу; в настоящее время положение изменилось, и имеется даже несколько разных исполнений опер Мейербера, записанных на компакт-диски. — А.М.)

О причинах этого пренебрежения можно высказывать лишь предположения. Мои собственные размышления по этому поводу привели меня к выводу, что Мейербер был настолько человеком театра, настолько, как мы сейчас сказали бы, шоуменом, что, когда мода на его столь помпезные представления прошла, они показались чересчур ходульными и искусственными даже для широких слоев с их не особенно взыскательным вкусом. Его партитуры полны чудесных эффектных номеров; но они пестры, рассчитаны на сценический эффект; и одной или двух подлинных жемчужин, подобных арии «О блаженство, упоенье!» из «Африканки», недостаточно для того, чтобы вне театральной сцены его творения были бы жизнеспособными целиком. Возможно, в каком-то будущем они будут восприниматься как старинные оперы и в таком случае будут представлять интерес. Тогда их воскрешение на сцене в той или иной форме станет оправданным. Великолепие генделевских оперных партитур постепенно раскрывается благодаря их концертным исполнениям и осуществленным грамзаписям, хотя их сценический стиль слишком классически жёсток, чтобы с успехом быть сегодня представленным в театре. Даже Спонтини с интересом слушается в грамзаписи. Люди, столь властно притягивавшие к себе в свое время внимание слушателей, должны обладать какой-то жизненной силой и для нас, и я уверен, что великие творения Мейербера в один прекрасный день бесспорно будут оценены по достоинству.

ДЕЙСТВИЕ I

Зал Верховного королевского совета в Лиссабоне. Незадолго до встречи королевского советника Португалии в Лиссабоне дочь одного из членов совета, Инеса, признается в арии своей служанке Анна, что глубоко надеется на скорое возвращение из дальнего плавания целой и невредимой флотилии Бартоломео Диаса, ведь она влюблена в Васко да Гама, молодого офицера, принимающего участие в этой экспедиции.

Отец Инесы, дон Диего, приносит ей первую плохую новость: король выбрал ей жениха в лице дона Педро, председателя королевского совета, человека, к которому она питает глубокое отвращение. Далее выясняется, что самому дону Диего нравится этот союз, и дочь должна подчиниться выбору короля и отцовской власти. Другая плохая новость приходит от самого дона Педро. Он сообщает Инесе, что экспедиция Диаса погибла практически со всеми членами команды во время кораблекрушения. И, отвечая на расспросы Инесы, дон Педро, просматривая список погибших офицеров, подтверждает, что Васко да Гама значится среди них. В этот момент исполняется терцет, в котором — на одной стороне сцены — дон Диего пытается утешить свою скорбящую дочь, при этом прося ее не возбуждать подозрения ее нового жениха, а тем временем дон Педро — на другой стороне сцены — поет об этих самых подозрениях.

По знаку отца Инеса удаляется. В зал входит в полном составе совет, все в военном облачении. Начинается короткая церемония открытия заседания — звучит мощный мужской хор в честь Великого инквизитора, возглавляющего обскурантистов Португалии. На заседании совета обсуждается вопрос: следует ли посылать взамен погибшей новую экспедицию для открытия Индии. Великий инквизитор категорически против каких бы то ни было новых, столь же значительных трат денег и усилий. Дон Педро со своей стороны, ссылаясь на поддержку короля, убеждает в том, что необходимо сделать все, чтобы найти остатки экспедиции Диаса, а дон Альвар, один из самых молодых членов совета, делает сенсационное заявление о том, что не все погибли и один из спасшихся членов экспедиции ждет, чтобы его выслушали.

Этот спасшийся в кораблекрушении не кто иной, как бесстрашный молодой моряк Васко да Гама. Дон Педро и дон Диего смущены. Васко в волнении описывает обстоятельства гибели спутников Диаса и рассказывает, что он чудом спасся, что первым проник в неведомую страну и, несмотря на страдания и лишения, изучил этот богатый край. Он горячо ратует за то, чтобы была снаряжена новая экспедиция. Дискуссия продолжается. Великий инквизитор категорически выступает против, и вот-вот его мнение возобладает. Тогда Васко пускает в ход свою козырную карту. Это двое темнокожих молодых чужестранцев — Селика и Нелуско. Они держатся с необычайным достоинством. Несмотря на название оперы, Селика в действительности индийская королева, Нелуско — ее придворный, влюбленный в нее. Они были захвачены как рабы неподалеку от Мыса штормов, но кроме этих скудных сведений Селика не скажет ничего. Однако ее полные страсти взгляды, которые она бросает на Васко, и ярость Нелуско, когда он их замечает, красноречиво говорят о том, кто в кого влюблен. Тем временем Васко указывает, что эти плененные доказывают тот факт, что за Африкой имеется неизвестная земля, и стоит затратить силы и средства на посылку туда экспедиции.

На совете продолжается бурная дискуссия. В конце концов все возносят молитву о божественном провидении. После этого совет выносит свой вердикт, который оглашается Великим инквизитором: Васко да Гама сошел с ума и его прошение о снаряжении новой экспедиции отклонено. Васко негодует по поводу такого решения, он заявляет, что Колумба тоже считали сумасшедшим. Он называет членов совета поборниками тьмы и палачами. Совет возмущен. Великий инквизитор требует осуждения оскорбителя. Именем Папы он приговаривает Васко к пожизненному заключению. Вместе с Васко в камеру отправляются и двое индийцев.

ДЕЙСТВИЕ II

Келья в тюрьме инквизиции. Васко спит. Влюбленная в него Селика стережет его сон. Она поет свою чудесную арию, которая начинается как колыбельная, но постепенно к концу превращается в страстное, откровенное признание в любви («Sur mes genous» — «Склонись ко мне, ко мне на грудь»). В конце арии к ним подкрадывается Нелуско. Он набрасывается с кинжалом на спящего Васко с целью убить его. Селике удается удержать его. Нелуско объясняет свой поступок ненавистью к христианам: он хочет мстить за свое рабство. Селика напоминает ему, что Васко спас их жизни, купив их на рынке рабов, и более того, человек, принадлежащий к такому гордому роду, как Нелуско, не может убить беззащитного спящего человека. В эмоционально насыщенной арии («Fille des rois» — «О дочь царей!..») Нелуско все же клянется отомстить за все. В нем бушуют страсти — он намерен мстить за позор отчизны, и он пылает ревностью к Васко, которого, как он ясно теперь видит, любит Селика. В порыве ярости он снова набрасывается на Васко. Селика в страхе будит Васко. Нелуско прячет кинжал и отходит в сторону.

Васко тоскует по Инесе, клянется ей в вечной любви и рассматривает карту, пытаясь найти путь в Индию. Селика показывает ему наиболее простой путь туда. Васко так обрадован этими сведениями (это было как раз то, что он предполагал с самого начала, говорит он), что заключает в объятия индийскую девушку. Селика несказанно счастлива, но к этому чувству примешивается чувство страха.

В этот момент дверь в камеру отворяется и появляются четверо — дон Педро, дон Альвар, Инеса и Анна. Они застают Селику в объятиях Васко. Опомнившись, Васко с любовью приветствует Инесу, и тогда Селика в ярости бросается к своей сопернице, но Васко ее удерживает. Вся эта сцена — вокальный септет практически без аккомпанемента оркестра. Из высказываний всех его участников становится ясно, что Инеса заплатила за свободу Васко потерей своей собственной свободы — она выходит замуж за дона Педро. Далее сообщается, что король принял решение отправить экспедицию в Индию и назначил дона Педро (а не Васко да Гама) ее начальником. Это крах мечтаний Васко. И наконец, что экспедиция отправляется сегодня же и Селика и Нелуско поплывут вместе с Инесой. Васко проклинает весь мир и предается отчаянию. Нелуско предлагает дону Педро себя в качестве кормчего, обещая указать верный путь. Дон Педро охотно принимает это предложение и покупает Нелуско у Васко. Он уходит, уводя Инесу, теперь его жену. За ними следуют Нелуско и Селика.

ДЕЙСТВИЕ III

Очень сложные декорации требуются для этого действия, которое происходит на борту флагманского корабля флотилии дона Педро, плывущей восточным путем в Индию. Почти все действие происходит на верхней палубе; внизу мы видим разные отсеки корабля с каютами для пассажиров.

Раннее утро чудесного дня в океане. Инеса беззаботно лежит, загорая на солнце. Селика и остальные сопровождающие ее девушки развлекают ее пением; их хор поет о приятном и легком путешествии. Дон Педро довольно глупо высказывается по поводу своих собственных способностей как навигатора; матросы хором запевают — как им и надлежит делать — свою матросскую песню. В конце концов все голоса и оркестр радостно сливаются в прекрасной молитве Св. Доминику, покровителю мореплавателей.

Нелуско был взят на корабль в это путешествие в качестве кормчего: это именно он выкрал карты Васко да Гамы и передал их дону Педро. Дон Альвар предупреждает Педро, что индийцу — он в этом совершенно убежден — ни в коем случае нельзя доверять ведение флотилии, ведь два корабля уже разбились о рифы. Но раздражительный и не терпящий возражений начальник экспедиции настаивает на том, чтобы Нелуско было разрешено изменить курс. Индиец уверяет, что из-за Адамастора, бога штормов, разбились те два корабля. Со зловещей радостью он грозит европейцам гневом грозного владыки морей и, созвав матросов, поет свою балладу «Adamastor, roi des vagues profondes» («Адамастор, грозный царь океана»).

На самом деле Нелуско направляет корабль прямо на рифы. Именно так он в предыдущей экспедиции погубил корабли Диаса. Теперь он опасается, что его замысел может расстроиться, поскольку на горизонте появился корабль под португальским флагом и с него послана лодка с посланником. Этим гонцом оказывается сам Васко да Гама, отправившийся вдогонку за доном Педро. Явившийся на шлюпке Васко да Гама великодушно предупреждает дона Педро об опасности взятого им направления, но тот не верит и, иронизируя, говорит, что Васко привела на его корабль не забота о нем, доне Педро, а ревность к нему. Напрасно Васко пытается убедить его изменить курс, рассказывая, как в прошлый раз при аналогичных обстоятельствах, когда флотилия разбилась, на них напали полчища индийцев. Дон Педро не желает ничего слушать. Васко в отчаянии бросается на него с оружием в руках. На крики дона Педро появляется Нелуско, все это время подслушивавший их разговор. Вместе с несколькими матросами он обезоруживает Васко. Дон Педро приказывает матросам привязать Васко к мачте и расстрелять. Услышав голос Васко, из своих кают выбегают Инеса и Селика; они молят дона Педро пощадить Васко (Селика даже грозит ему кинжалом), но он непреклонен. В эпизоде, который в постановках оперы обычно опускается, Педро приказывает так же, как Васко, привязать к мачте и индийскую девушку и сечь ее — захватывающее сценическое действие, которое прерывается предупреждением о приближающейся буре. Педро не успевает казнить своего соперника — ураганный ветер бросает корабль на риф, и почти тут же индийские воины его захватывают и начинают безжалостно расправляться с мужчинами и женщинами. Бесполезны мольбы португальцев. Сцена завершается триумфальным мужским хором индийцев во славу Брамы.

ДЕЙСТВИЕ IV

Перед индусским храмом проходит процессия жрецов Брамы, балет исполняет танец - все приветствуют возвращение домой королевы Селики. Наставляемая первосвященником, она приносит клятву в верности местным законам и в том, что не разрешит ни одному чужестранцу вступить на священную землю Индустана. Но она слышит стоны португальских женщин, подвергаемых пыткам, и, в страхе узнать самое худшее, спрашивает о судьбе Васко.

Нелуско отнюдь не подымает своей возлюбленной королеве духа сообщением о том, что все португальские женщины убиты. В следующий момент приходят новости, что в живых остался только один человек. Нелуско, опасаясь, что это может быть Васко, отдает приказ, чтобы его немедленно казнили. В переполненный храм воины вводят Васко, которому еще не известен приговор. Сам он с восторгом воспринимает ту красоту, которая открылась ему здесь, он поет самый широко известный номер в этой опере — теноровую арию «O paradis» («О рай»). Это не просто восторг от красоты природы, нашедший столь великолепное выражение в чарующей мелодии его арии, — Васко мечтает о той славе, которую приобретет его родная Португалия, когда этот земной рай будет принадлежать ей. И именно он, Васко, подарит его ей.

Даже известие о неотвратимости смерти, которое приносят воины, сообщая ему о том, что его казнят, не останавливает его: он требует, чтобы ему предоставили корабль или по крайней мере посланника, чтобы отправить в Португалию замечательные новости об открытии такой чудесной страны. Воины уже приготовились совершить казнь, но в этот момент служба в храме завершается. Из него выходит Селика. Васко зовет ее по имени, и в тот момент, когда Нелуско, первосвященник и другие требуют его незамедлительной казни, она объявляет, что Васко — ее муж, что он спас ее от продажи в рабство и дал ей свободу. Нелуско, конечно, знает, что эта история — правда лишь отчасти (Селика и Васко еще не муж и жена). Но Селика тихо предупреждает Нелуско, что, если он не подтвердит ее слов, она умрет вместе со своим возлюбленным португальским офицером. В бурной арии, звучащей на фоне хора, Нелуско выражает свое отчаяние («L`avoir tant adoree» — «Любить ее так сильно»), но в конце концов он клятвенно подтверждает эту ложь на священной браманской Золотой книге. Поскольку царское бракосочетание должно быть обставлено с подобающей торжественностью, священники возвращаются в храм, чтобы приготовить для этого все необходимое, и оставляют свою королеву наедине с человеком, которому предстоит стать их королем.

Оставшись наедине с Васко, Селика рассказывает ему о том, что она сделала ради его спасения. Васко, очарованный и тронутый великодушием и любовью Селики, клянется ей в любви и называет себя ее супругом. Селика не верит своему счастью, она предается восторгу любви. После страстного любовного дуэта, который они поют, возвращаются жрецы и народ. Верховный жрец объявляет, что союз царицы с чужестранцем освящен богами. Вдруг из толпы слышится голос Инесы, призывающей Васко (она поет мелодию своей арии из первого действия), и он, как бы пробуждаясь от сладкого кошмара, в страстном порыве спешит к ней. Селика остается в великой скорби и отчаянии.

ДЕЙСТВИЕ V

Сцена 1 (которая часто опускается) состоит главным образом из дуэта, который в саду Селики поют обе соперницы (Инесу привели сюда по приказу Селики). Хотя поначалу Селика намеревалась убить Инесу, она постепенно осознает, что обе они одинаково любят Васко, но его сердце принадлежит португалке. Тогда Селика призывает Нелуско и солдат и приказывает, чтобы Васко и Инесу проводили на корабль, готовый к отплытию в Португалию. Сама она отправится на мыс, чтобы оттуда наблюдать за отплытием корабля.

Сцена 2. На мысе Селика сначала обращается к морю — даже оно не столь глубоко, как ее горе, а затем к манзанилловому дереву, смертельный яд которого должен положить конец ее страданиям. Она собирает несколько цветков, вдыхает их смертоносный аромат и, погружаясь в транс, предается галлюцинациям: она видит себя снова в объятиях Васко, говорит с ним, верит, что любима им. Нелуско, пришедший слишком поздно, видит, что случилось. В отчаянии он срывает несколько ядовитых цветков для себя и умирает, счастливый, в объятиях женщины, которую он любил. Хор незримых духов (за сценой) поет о красоте загробной любви.

Postscriptum, касающийся реальных обстоятельств этого сюжета. Как подтверждают все исследования, Васко да Гама был руководителем первой португальской экспедиции, целью которой было достичь Индии морским путем. Это было в 1498 году, и у него действительно был помощник — лоцман-индус. Впоследствии вторая экспедиция под руководством дона Педро Кабраля (который случайно открыл в этом путешествии Бразилию) проделала тот же путь. Педро Кабраль оставил в Индии нескольких португальцев, чтобы они наладили там какое-нибудь производство. Все они были истреблены индусами. В 1502 году Васко вернулся в Индию, учинил страшную месть индусам, вернулся домой и женился на девушке, имя которой было не Инеса, а Катарина.

Но имеет ли смысл критиковать талантливого либреттиста Эжена Скриба за его столь свободное обращение с историческими фактами? Он вручил Мейерберу оригинальное либретто в 1838 году, и в нем речь шла об африканской, а не индийской девушке. Три года спустя Мейербер написал партитуру, но остался неудовлетворенным как своим собственным произведением, так и либретто Скриба. После долгих препирательств Скриб кардинально переработал либретто, и только теперь в качестве главного персонажа в опере появляется Васко да Гама. Еще восемь лет уходит у Мейербера на доработку либретто и партитуры и еще четыре года на внесение изменений в некоторые детали оперы. Наконец 1 мая 1864 года были закончены последние исправления в партитуре. На следующий день композитор умер. Но и это не положило конец изменениям, так как друзья Мейербера перед первой постановкой оперы добавили еще некоторые эпизоды и внесли изменения в оркестровку. Никто, однако, не подумал о том, чтобы исправить название оперы.

Генри У. Саймон (в переводе А. Майкапара)

Х Свернуть

Выводить записи: по популярности | по рейтингу исполнителя | по алфавиту | сначала аудио | сначала видео

Don Pedro, Rat des Königs von Portugal - Seth Carico Don Diego, Admiral - Andrew Harris Ines, dessen Tochter - Nino Machaidze Vasco da Gama, Seeoffizier -Roberto Alagna Don Alvar, Ratsherr, Paul Kaufmann Der Großinquisitor - Dong-Hwan Lee Nelusco, Sklave - Markus Brück Selica, Sklavin - Sophie Koch Der Oberpriester der Brahmanen - Albert Pesendorfer Anna - Irene Roberts 1. Matrose - Matthew Peña 2. Matrose - Gideon Poppe 3. Matrose - Thomas Lehman 4. Matrose / Ge
Добавил: Bark_ovsky , 29.11.2015 21:18            (2)  


Запись - ноябрь 1977 г., Монако. Selika - Martina Arroyo, Vasco da Gama - Giorgio Casellato Lamberti, Nelusco - Sherrill Milnes, Inez - Evelyn Brunner, Don Pedro - Alexander Malta, Don Diego - Kurt Rydl, Anna - Gertraut Stocklassa, Don Alvar - Donald Grobe, Grand Inquisitor - Philippe Huttenlocher, High Priest of Brahma - Roland Hermann.
Добавил: Osobnyak , 14.08.2016 14:07            (1)  


Selika - Shirley Verrett, Vasco da Gama - Placido Domingo, Ines - Ruth Ann Swenson, Nelusko - Justino Diaz, Don Pedro - Michael Devlin, Don Diego - Philip Skinner, Grand Inquisitor - Joseph Rouleau, Alvar - Kevin Anderson, Anna - Patricia Spence, High Priest of Brahma - Mark Delavan, Priest - S. Seigel. Orchestra - San Francisco Opera. 1988.



Inez - Evelyn Mandac, Selika - Shirley Verrett, Vasco da Gama - Placido Domingo, Nelusco - Norman Mittelmann, Don Pedro - Simon Estes, Don Diego - Daniel Sullivan, Anna - Gwendolyn Jones, Don Alvar - Erik Townsend, Grand Inquisitor - Philip Booth, High Priest of Brahma - Allan Monk. Запись - 3 ноября 1973 г., Сан-Франциско.
Добавил: Osobnyak , 13.08.2016 12:48            (1)  


Последние комментарии

Anonymous
  Это второе название оперы `Африканка`, которая в Архиве уже есть:

http://classic-online.ru/ru/production/19205
alebaranov
  Последняя опера Мейербера была поставлена уже после его смерти в переделанном виде - и
так, вроде бы, и шла до сих пор. Недавно появилось критическое издание Юргена Шледера, в
котором, как утверждают, восстановлены авторская версия и авторское название (`Васко да
Гама`). В феврале 2013 г. она была впервые поставлена в Хемнице, в октябре (?) 2015 - в
Берлине; как утверждает рецензент (http://www.operanews.ru/15102607.html), берлинский
спектакль шел 4 часа - и всё равно с купюрами. В данной записи - с теми же исполнителями,
которые названы в рецензии на Берлинский спектакль, - всего 3 с половиной часа; тем не
менее, они ИЗ АВТОРСКОЙ ВЕРСИИ (чем и оправдывается, на мой взгляд ее помещение на
отдельной странице). Дирижер, вероятно, тот же, что и на Берлинском спектакле - Энрике
Маццола; но поручиться не могу. А у загрузившего запись не хватило места для имени
дирижера.
Osobnyak
  Это более полная версия оперы.
azarov
  Премного благодарю за доставленное удовольствие !!!!!!!!!!!!!!!!!!!
naumow2a
  Обратите внимание! Годы жизни Джакомо Мейербера 5 сентября 1791 — 2 мая 1864,а не
Мейербер Джакомо (1791–1884)
abyrvalg
  Посмотрел я партитуру этой оперы и обнаружил саксофон. Значит, вот кто первый применил
этот инструмент. Ага.
Anonymous
  abyrvalg писал(а):
Посмотрел я партитуру этой оперы и обнаружил
саксофон. Значит, вот кто первый применил этот инструмент. Ага.
Вроде бы Жюль
Демерссман раньше использовал его для своих пьес (фантазий). Могу, конечно, и ошибаться.
abyrvalg
  Anonymous писал(а):
Вроде бы Жюль Демерссман раньше использовал его
для своих пьес (фантазий). Могу, конечно, и ошибаться.
Тут не поймешь. Если
предположить, что саксофон официально был запатентован в 1846 году, то... Черт его знает.
Наверное, все-таки `Африканка` - это первое из ИЗВЕСТНЫХ произведений, где был сакс. А там
поди знай, где он еще применялся до этой оперы.
Anonymous
  abyrvalg писал(а):
Тут не поймешь. Если предположить, что саксофон
официально был запатентован в 1846 году, то... Черт его знает. Наверное, все-таки
`Африканка` - это первое из ИЗВЕСТНЫХ произведений, где был сакс. А там поди знай, где он
еще применялся до этой оперы.
Запутано с этим, конечно... Но вот в Википедии в статье
о саксофоне написано, что этот инструмент впервые использовался в 1844 году (ещё до
получения патента на инструмент) в опере Жана-Жоржа Кастнера `Последний царь Иудеи`. В
1852 году его использовал Фроманталь Галеви в опере `Вечный жид`. А потом он появился в
`Африканке` Джакомо Мейербера.
OlgaKz
  Anonymous писал(а):
Запутано с этим, конечно... Но вот в Википедии в
статье о саксофоне написано, что этот инструмент впервые использовался в 1844
году.
Anonymous и Abyrvalg – просто прелесть! Среди всефорумного скандала, среди
пожарищ брани и оскорблений беседуют себе мирно про саксофон!!! Пришли на музыкальный
форум и соответствуют ему. Редкие молодцы! Обожаю!
Anonymous
  Anonymous писал(а):
Фроманталь Галеви в опере `Вечный
жид`.
Кстати, уважаемый abyrvalg, у Вас нет случайно записи этой оперы? А также
других опер Галеви? Знаменитой `Иудейки` даже нет на сайте. Не порядок...
Maxilena
  OlgaKz писал(а):
Anonymous и Abyrvalg – просто прелесть! Среди
всефорумного скандала, среди пожарищ брани и оскорблений беседуют себе мирно про
саксофон!!! Пришли на музыкальный форум и соответствуют ему. Редкие молодцы!
Обожаю!
Ой, я тоже! Больше не буду поддерживать пожарища. Холодный обезжиренный
кефир)))))
OlgaKz
  Maxilena писал(а):
Больше не буду поддерживать пожарища.
И я!
Тоже ведь не удержалась. Стыдобище!!!
Maxilena
  OlgaKz писал(а):
И я! Тоже ведь не удержалась. Стыдобище!!!
Да
брооосьте. После праздника - можно.
OlgaKz
  Maxilena писал(а):
После праздника - можно.
Что значит `после
праздника`, Лена?!
У меня все в самом разгаре, так сказать , на пике возможного. Подтягивайтесь!
Anonymous
  Anonymous писал(а):
Знаменитой `Иудейки` даже нет на сайте. Не
порядок...
Завтра будет. Нашёл видео с прекрасной постановкой.
abyrvalg
  Anonymous писал(а):
Кстати, уважаемый abyrvalg, у Вас нет случайно
записи этой оперы? А также других опер Галеви? Знаменитой `Иудейки` даже нет на сайте. Не
порядок...
А как же. У меня есть Индейка и Карл 6.
Anonymous
  abyrvalg писал(а):
А как же. У меня есть Индейка и Карл 6.
Я так
и знал, что у Вас есть что-то из Галеви! Будьте любезны, как будет время, выложить на
сайт.
abyrvalg
  Anonymous писал(а):
Я так и знал, что у Вас есть что-то из Галеви!
Будьте любезны, как будет время, выложить на сайт.
Как лучше озаглавить оперу:
Иудейка или Жидовка?
Maxilena
  OlgaKz писал(а):
Что значит `после праздника`, Лена?!
У меня все в самом разгаре, так сказать , на пике возможного. Подтягивайтесь!
Оооо,
да вчера так подтянулась, сил нету... спасибо!
Romy_Van_Geyten
  abyrvalg писал(а):
Как лучше озаглавить оперу: Иудейка или
Жидовка?
По-моему, правильней `Жидовка`, если уж от советского варианта отказаться -
`Дочь кардинала`)
abyrvalg
  Romy_Van_Geyten писал(а):
По-моему, правильней `Жидовка`, если уж от
советского варианта отказаться - `Дочь кардинала`)
`Жидовка` - конечно, правильнее,
историчней. Это в сегодняшние времена стали почему-то называть `Иудейкой`.
Romy_Van_Geyten
  abyrvalg писал(а):
`Жидовка` - конечно, правильнее, историчней. Это в
сегодняшние времена стали почему-то называть `Иудейкой`.
политкорректность - святое
дело)
 
 

 
 
     
Правообладателям | По всем вопросам пишите на classic-online@bk.ru