Главная Джордж Гершвин Опера `Порги и Бесс` (1935)

Опера `Порги и Бесс` (1935),  (Гершвин)

Джордж Гершвин (1898–1937)

Опера `Порги и Бесс` (1935)

Скачать ноты

Оригинальное название — Porgy and Bess.

Опера в трех действиях Джорджа Гершвина на либретто (по-английски) Дюбоса Хейуарда и Айры Гершвин, основанном на пьесе `Порги` Дюбоса и Дороти Хейуард....Читать дальше
Оригинальное название — Porgy and Bess.

Опера в трех действиях Джорджа Гершвина на либретто (по-английски) Дюбоса Хейуарда и Айры Гершвин, основанном на пьесе `Порги` Дюбоса и Дороти Хейуард.

Действующие лица:

Порги, безногий нищий (бас-баритон)
Краун, грузчик (баритон)
Бесс, его подружка (сопрано)
Джек, рыбак (баритон)
Клара, его жена (сопрано)
Роббинс, обитатель Кэтфиш (тенор)
Сирина, его жена (сопрано)
Спортинг-Лайф, торговец наркотиками (тенор)
Питер, продавец меда (тенор)
владелец бюро похоронных принадлежностей (баритон)

Время действия: 1920-е годы.
Место действия: Чарлстон, Южная Каролина, США.
Первое исполнение: Бостон, 30 сентября 1935 года.

Пьеса Дюбоса и Дороти Хейуард `Порги` имела вполне приличный успех. Но когда Дюбос Хейуард и Айра Гершвин сделали из неё оперное либретто, а брат Айры, Джордж, написал музыку, это произвело впечатление разорвавшейся бомбы. Общее мнение критики было таково: `Вот наконец первая настоящая и вполне американская опера`. Это было в 1935 году. С самого начала своего триумфального шествия по оперным сценам Америки - сперва в Бостоне, затем на Бродвее - она неизменно остаётся в современном оперном репертуаре.

Европы она достигла в 1945 году; тогда опера была поставлена в Швейцарии и Дании труппами, в основном состоявшими из европейских актёров. Но по-настоящему популярной в Европе она стала только после того, как её показала американская негритянская труппа, совершавшая европейское турне. Было это в сезоне 1952/53 годов. Ни одна американская опера, созданная как до, так и после `Порги и Бесс`, даже огромный успех опер Джан-Карло Менотти, по-видимому, не поколебала столь прочного положения `Порги и Бесс` в музыкальной жизни западного мира. И даже на Востоке, по крайней мере в России, она была встречена с энтузиазмом.

ДЕЙСТВИЕ I

Сцена 1 представляет собой большой двор в рыбацком поселке Кэтфиш-Роу (Чарлстон, штат Каролина). Когда-то здесь жили аристократы, но теперь он населен неграми. Атмосфера жаркой южной летней ночи передается чудесной колыбельной песней, `Summertime` (`Летние дни`), которую поет молодая жена и мать, Клара. Ее муж Джек выражает господствующее в этих краях отношение мужчин к противоположному полу в веселой песенке `A Woman Is a Sometime Thing` (`Женщина - вещь ненадежная`). В одном углу двора идет игра в кости, в другом - танцуют. На тележке, запряженной козой, въезжает безногий нищий Порги. Все его здесь любят. Мужчины встречают его приветственными выкриками и одновременно ироническими репликами по поводу того, что он `неровно дышит` к девушке Крауна Бесс. В проникнутом горечью и берущем за душу речитативе `When God make cripple, He mean him to be lonely` (`Создавая калеку, Бог дал ему в удел одиночество`) Порги поет о безысходности своей жизни, утверждая при этом, что женщины его не интересуют. Игроки в кости распаляются, особенно когда в игру вступает Краун, местный хулиган, который уже навеселе. Вскоре под влиянием `порошка счастья` (наркотика), которым его снабдил Спортинг-Лайф, он становится весьма агрессивным. Вспыхивает драка, Краун убивает одного из игроков и тут же убегает, бросив свою подружку Бесс. Один из парней, тот самый Спортинг-Лайф, торговец наркотиками, пытается - безуспешно - забрать Бесс с собой в Нью-Йорк. Бесс мечется в поисках убежища, но все обитатели Кэтфиш-Роу захлопывают перед ней свои двери.

Не таков Порги. Он всегда любил Бесс, но не осмеливался приблизиться к ней - ведь он калека. Но сейчас она в безвыходном положении. Он зовет ее к себе.

Сцена 2 происходит в комнате Сирины, где оплакивают Роббинса, ее мужа, убитого Крауном. Соседи Сирины теперь собрались, чтобы по негритянскому обычаю спеть над телом ее мужа и собрать нужную сумму денег на похороны. Звучит раздирающая душу погребальная песнь. Входит Порги, с ним Бесс. Он тоже хочет внести свою лепту на похороны Роббинса, и, будучи по природе своей лидером, он принимает главное участие в молитвах и утешениях. Сирина сама поет глубоко трогательную погребальную песню (трагический плач) `My Man`s Gone Now` (`Муж мой умер`). Являются два белых сыщика и предупреждают, что тело должно быть похоронено не позднее завтрашнего дня, в противном случае оно будет передано студентам-медикам. Уходя, они забирают с собой старого Питера, совершенно невиновного, но на которого у них пало подозрение. Входит довольно симпатичного вида владелец бюро похоронных принадлежностей, тоже, как и сыщики, белый. Нужной суммы на похороны собрать так и не удалось, но он согласен поверить обещанию Сирины заплатить позже. Собравшиеся здесь друзья также дают свои уверения, что соберут недостающую сумму, и действие заканчивается, когда Бесс заводит более возбуждающую песню - экстатичную, со стремительно убыстряющимся ритмом `Oh, the train is at the station` (`О, поезд ждет на станции... Он отправляется в землю обетованную`).

ДЕЙСТВИЕ II

Сцена 1. Двор Кэтфиш-Роу месяц спустя. Несмотря на разыгравшийся сентябрьский шторм, рыбак Джек собирается выйти в море. Он чинит сети и поет задорную песню `It Takes a Long Pull to Get There` (`Дружней, ребята!`). Что касается Порги, то он живет с Бесс и совершенно счастлив. Никто из соседей не узнает в добродушном весельчаке угрюмого и мрачного прежде инвалида. Он поет о своем счастье в песне под аккомпанемент банджо `I Got Plenty о` Nutting` (`Богат я только нуждою`). Он даже покупает у явившегося сюда юриста Фрейзьера за полтора доллара фальшивые документы о разводе Бесс с Крауном. Вообще-то, развод стоит один доллар, но поскольку Бесс и Краун никогда не были женаты, Фрейзьер требует более высокой платы за свои нелегальные услуги; пришедший сюда же белый юрист м-р Арчдейл выговаривает своему коллеге за то, что тот торгует фиктивными разводами. Он также приносит хорошие новости о Питере, которого освободили из-под ареста. Когда Арчдейл уходит, Порги замечает летящего в небе канюка. Порги поет `Buzzard Song` (`Песню канюка`), первоначально изъятую из партитуры самим Гершвином, чтобы сделать оперу короче, но потом восстановленную. Порги поет о том, что эта птица - предвестник неминуемой беды. Яркий оркестровый аккомпанемент в ней передает нарастающее общее ощущение приближающейся беды, которым охвачены Порги и остальные. Вскоре толпа в страхе расходится. Спортинг-Лайф предпринимает еще одну попытку уговорить Бесс уехать с ним, но Порги, очень сильному, несмотря на то, что он калека, удается прогнать Спортинг-Лайфа. Оставшись одни, Порги и Бесс поют свой любовный дуэт `Bess, You Is My Woman Now` (`Теперь ты моя, Бесс`).

Появляется военный оркестр, его сопровождет толпа готовящихся отправиться на пикник на остров Киттиуа-Айленд. Поначалу Бесс хочет остаться с Порги, но ему удается убедить ее поехать повеселиться, и она отправляется на остров без него.

Сцена 2. Пикник на острове Киттиуа-Айленд. Спортинг-Лайф поет свою широко известную песенку `It Ain`t Necessarily So` (`Вовсе не обязательно`). За ней следует короткая драматичная сцена между Крауном и Бесс. Краун - все еще скрывающийся от полиции - выходит из зарослей. Ему удается застать Бесс одну, и, несмотря на ее объяснения, что она теперь принадлежит Порги, он хватает ее и силой тащит в лес.

Сцена 3. Проходит неделя. Жизнь в Кэтфиш-Роу идет своим чередом. Джек и другие рыбаки готовятся выйти в море. Что касается Бесс, то она вот уже неделю после встречи с Крауном на Киттиуа-Айленд лежит в горячке. Ее соседка Сирина, Порги и другие заботятся о ней, и в конце концов `Доктор Иисус` помогает ей. Каким-то образом Порги узнает, что она была с Крауном, и говорит ей об этом. Но он ее прощает, а она признается, что пообещала вернуться к Крауну. Она хочет остаться с Порги, `но боится своей собственной слабости, если Краун вновь придет. Порги обещает защитить ее от Крауна.

Сцена 4 происходит в комнате Сирины. Разыгрался страшный ураган, и все суеверные соседи молятся, ведь многие из них уверены, что настал день страшного суда. Внезапно раздается резкий стук в дверь. Это Краун. Он зло насмехается над калекой Порги и шокирует всех, утверждая, что Бог ему друг. Но когда Клара видит в окно, что к берегу страшной волной прибило перевернутую лодку ее мужа Джека, только Краун оказывается готовым ринуться на помощь. Оставив малыша на руках Бесс, Клара бросается в бушующий шторм.

ДЕЙСТВИЕ III

Сцена 1. Все три короткие сцены этого действия происходят в Кэтфиш-Роу. Буря стихла. В начале сцены женщины на площади оплакивают погибших в море рыбаков. Появляется Спортинг-Лайф. Он намекает на то, что Краун не погиб с рыбаками, а каким-то образом спасся, что он все еще жив и вернется за Бесс и что если у женщины два мужа, то это значит, что у нее нет мужа вообще. За сценой, когда площадь опустела, слышно, как Бесс поет колыбельную маленькой сироте.

Появляется Краун; он пробирается к двери дома Порги, за которой слышит голос Бесс. В тот момент, когда он пролезает под окном, сильная рука Порги хватает его за горло. Порги наносит ему смертельный удар ножом. Краун мертв. Порги радостно восклицает, обращаясь к Бесс: `Теперь у тебя есть муж. У тебя есть Порги!`

Сцена 2. Несколько часов спустя приходит детектив, чтобы отыскать убийцу Крауна, и после недолгого расспроса он уводит Порги, чтобы тот опознал тело. У Спортинг-Лайфа новый шанс завладеть Бесс. Задумав избавиться от обоих своих соперников, Порги и Крауна, - он снова начинает убеждать Бесс, обещая вывести ее в большую жизнь. При этом он поет песню `There`s a Boat That`s Leavin` Soon for New York` (`Пароход уходит скоро в Нью-Йорк`) - джазовое описание радостей Гарлема. Он также соблазняет девушку наркотиками - `порошком счастья`, как он его называет. И Бесс, потерявшая голову от горя, хотя и отвечает ему резко, явно проявляет слабость и начинает уступать.

Сцена 3. Неделю спустя Порги возвращается - полиции не удалось доказать его виновность в убийстве. Он всюду ищет Бесс. Наконец он узнает, что она уехала в Нью-Йорк со Спортинг-Лайфом. Порги ничего не знает о Нью-Йорке - он знает только, что он далеко на севере. Калека не может смириться с мыслью потерять Бесс. Он взбирается в свою инвалидную коляску, запряженную козой, и отправляется в далекий сказочный Нью-Йорк. Он уверен, что найдет свою любимую Бесс - ведь его ведет любовь. Опера завершается хором `Господи, я еду в Небесную страну`. Он звучит в духе мужественных, полных веры спиричуэлсов.

Генри У. Саймон (в переводе А. Майкапара)

Х Свернуть

Выводить записи по: количеству прослушиваний | рейтингу исполнителя | алфавиту

Фрагменты в исполнении Эллы Фицджералд и Луи Армстронга. Нью-Йорк. 1958 г. Симфоническая картина и 14 вокальных фрагментов оперы. Элла Фицджералд (вокал), Луи Армстронг (труба,вокал)
Добавил: Fonos , 15.02.2011 23:15            (0)  


Запись 1976 года, выиграла Грэмми в номинации `Альбом года - Классика` (спасибо Nitrofest, который это раскопал). Дирижёр - Lorin Maazel. Оркестр Cleveland Orchestra. Роли исполняют. Porgy - Willard White, bass-baritone; Bess - Leona Mitchell, soprano; Crown - McHenry Boatwright, baritone; Robbins - Samuel Hagan, tenor; Serena - Florence Quivar, soprano; Jake - Arthur Thompson, baritone; Clara - Barbara Hendrics, soprano; Maria - Barbara Conrad, contralto; Sporting Life - Francois Cl
Добавил: Andrew_Popoff , 18.11.2011 16:08            (8)  


Исполнители: Порги - Лоуренс Уинтерс, Бесс - Камилла Уильямс и другие, хор и оркестр. Нью-Йорк, 1951 г. Интродукция. Акт 1. Сцены 1,2. Акт 2. Сцены 1,2,3,4. Акт 3. Сцены 1,2,3.
Добавил: Fonos , 14.02.2011 07:39            (0)  


Последние комментарии

Andrew_Popoff
  Я к удивлению обнаружил, что в архиве нет полной академической записи `Порги и Бесс`
Гершвина. Восполняю этот пробел.
Andrew_Popoff
  А ведь классная музыка!
musikus
  Andrew_Popoff писал(а):
А ведь классная музыка!
Очень интересно
как Маазель сделал ПиБ. Но у меня почему-то Ваша запись не открывается.
Между прочим, у меня есть восстановленная стереофонизированная полная запись ПиБ,
сделанная в 1935 году. Солисты, Нешвиллский хор и орк., дирижер Джон Мэйкири (John
Mauceri). Звучит вполне прилично. А опера просто гениальная. Именно гениальная. Впервые я
ее слушал в 60-х г.г., когда в Москву приезжала Эвримен-опера.
Andrew_Popoff
  musikus писал(а):
Очень интересно как Маазель сделал ПиБ. Но у меня
почему-то Ваша запись не открывается.
Между прочим, у меня есть восстановленная стереофонизированная полная запись ПиБ,
сделанная в 1935 году. Солисты, Нешвиллский хор и орк., дирижер Джон Мэйкири (John
Mauceri). Звучит вполне прилично. А опера просто гениальная. Именно гениальная. Впервые я
ее слушал в 60-х г.г., когда в Москву приезжала Эвримен-опера.
Странно, что не
открывается. У меня работает. Может из-за большого размера?
Согласен, опера гениальная.
victormain
  С большим удовольствием переслушал целиком, спасибо, Андрей!

Запись немного подпричёсанная, хотя общий уровень высокий.
ViktorPutnikov
  Очень хотелось, чтобы здесь еще и видео версия оперы. В ютубе подходящего не нашел, но
могу дать ссылку на яндексе:
http://video.yandex.ru/users/jim581/view/679/#
Atonal
  Владимир Абаринов. Порги и Бесс в СССР.

В декабре 1955 года в Советский Союз приехал американский музыкальный театр Everyman
Opera со спектаклем по опере Джорджа Гершвина «Порги и Бесс». Это было невероятное по тем
временам событие. Я помню, московский музыкальный театр Станиславского поставил «Порги и
Бесс» в 1977, кажется, году, и даже тогда это была сенсация, а уж в 55-м и подавно. Еще
замечательнее то, что с этой труппой в СССР приехал в качестве журналиста молодой писатель
Трумэн Капоте. Он написал прекрасный очерк об этих гастролях, который был опубликован в
двух номерах журнала «Нью-Йоркер» под заголовком «Музы слышны».

Об этом очерке и о том, что увидел и с чем столкнулся Капоте в Советском Союзе, мы
говорим сегодня с московским литератором и переводчиком Дмитрием Харитоновым.

Дмитрий, все-таки эти гастроли – что-то непостижимое. Ведь их пригласили в Советский Союз
не глядя. Из текста Капоте следует, что советские начальники впервые увидели спектакль и
поняли, во что они вляпались, уже в Ленинграде, им не пришло в голову посмотреть его
где-то в Европе, где перед этим труппа долго выступала. Но, видимо, решили, что раз сюжет
из жизни афроамериканцев, значит, про угнетение, расовую дискриминацию и страдания
угнетенного народа. Если верить Капоте, гастролям предшествовали «долгие и запутанные
переговоры», а началось все с того, что продюсер спектакля Роберт Брин написал письмо
Николаю Булганину, тогдашнему председателю совета министров, Булганин переслал его в
министерство культуры, и там в конце концов решили, что это хорошая идея. Капоте сам
удивляется этому решению. Он пишет (это перевод Нины Ставиской, все цитаты у нас будут в
этом великолепном переводе):

Опера Гершвина, если глянуть на нее в микроскоп диалектики, прямо-таки кишит микробами, к
которым у нынешнего русского режима острейшая аллергия. Во-первых, она до крайности
эротична — а это не может не вызвать смятения в стране, где законы до того чопорны, что за
поцелуи в общественных местах грозит арест. Во-вторых, она страшно богобоязненна... Но
главное — там во всеуслышание поется, что люди могут быть счастливы, когда у них “изобилие
ничего”, — а это уже анафема.

Но в конечном счете, как он предполагает, потенциальные выгоды от пропаганды взяли верх.
Дмитрий, какая у вас версия: как это оказалось возможным?

Дмитрий Харитонов: Мне кажется, Советский Союз, с одной стороны, хотел показать, что он
открыт для американской культуры даже в таких неклассических проявлениях, что он чужд
всякому изоляционизму, что тоталитарное наследие преодолено, как-никак оттепель, и заодно
действительно, Капоте об этом пишет, напомнить о том, что в США линчуют негров. Америка,
со своей стороны, хотела впечатлить советского зрителя своей культурной продукцией и
заодно показать, что негров у них не линчуют, а, напротив, наделяют престижной работой –
ведь труппа «Порги и Бесс» состояла в основном из чернокожих. И в очерке Капоте тоже есть
этот мотив. Здесь мы переходим в область культурной политики. Вот в своей книге «ЦРУ и мир
искусств. Культурный фронт холодной войны», недавно переведенной на русский язык, Френсис
Стонор Сондерс говорит, что одна из важнейших задач американской культурной политики после
Второй мировой войны состояла в том, чтобы опровергнуть утверждения советской пропаганды о
бедственном положении чернокожих в Америке. И вот для этого, в частности, устраивались
выступления чернокожих музыкантов в Европе. И мне кажется, что гастроли «Порги и Бесс» в
Советском Союзе преследовали в том числе эту цель – показать, что чернокожих в Америке
никто не угнетает. Но, впрочем, как пишет Капоте, госдепартамент платить за это не
пожелал, все расходы взяла на себя советская власть. То есть эти гастроли были, с одной
стороны, частью политического и культурного противостояния и в то же время жестом доброй
воли как со стороны одного государства, так и со стороны другого.

Радио Свобода, 22 августа 2016 г.
Osobnyak
  musikus писал(а):
Очень интересно как Маазель сделал ПиБ. Но у меня
почему-то Ваша запись не открывается.
Между прочим, у меня есть восстановленная стереофонизированная полная запись ПиБ,
сделанная в 1935 году. Солисты, Нешвиллский хор и орк., дирижер Джон Мэйкири (John
Mauceri). Звучит вполне прилично. А опера просто гениальная. Именно гениальная. Впервые я
ее слушал в 60-х г.г., когда в Москву приезжала Эвримен-опера.
По-моему, Вам давно
надо издать какую-нибудь антологию, типа `Библиотека музыкальных приключений`. Много
интересного...
 
 

 
 
     
Правообладателям | По всем вопросам пишите на classic-online@bk.ru