Главная Клаудио Монтеверди Опера `Орфей` (1607)

Опера `Орфей` (1607), SV318 (Монтеверди)
Оригинальное название — L’Orfeo.

Опера в пяти действиях с прологом Клаудио Монтеверди на либретто (по-итальянски) Алессандро Стриджо.

Действующие лица:

ОРФЕЙ, певец (тенор)
ЭВРИДИКА, его...Читать дальше
Оригинальное название — L’Orfeo.

Опера в пяти действиях с прологом Клаудио Монтеверди на либретто (по-итальянски) Алессандро Стриджо.

Действующие лица:

ОРФЕЙ, певец (тенор)
ЭВРИДИКА, его жена (сопрано)
АПОЛЛОН, бог музыки (тенор)
ПЛУТОН, бог подземного мира (бас)
ПРОЗЕРПИНА, его жена (меццо-сопрано)
ХАРОН, перевозчик на реке Стикс (бас)
СИЛЬВИЯ, вестница (меццо-сопрано)
МУЗЫКА (меццо-сопрано)
НАДЕЖДА (меццо-сопрано)
ПЕРВЫЙ ПАСТУХ (контртенор)
ВТОРОЙ ПАСТУХ (тенор)
НИМФА (сопрано)
ПЕРВЫЙ дух, в подземном царстве (высокий тенор)
ВТОРОЙ дух, в подземном царстве (тенор)
ЭХО (сопрано)

Время действия: мифическое.
Место действия: Фракия и подземное царство.
Первое исполнение: Мантуя, февраль 1607 года.

В монументальном труде д-ра Альфреда Ловенберга «Анналы оперы» (Loewenberg Alfred. Annals of Opera. (1597 — 1940). Compiled from the original sources by A. Loewenberg. London, Calder, 1978) вы можете найти необходимые сведения (в хронологическом порядке) о каждой опере, независимо от ее художественного значения (а порой и вовсе незначительной), поставленной на сцене в период между 1597 и 1940 годами. «Сказание об Орфее» является шестой в этом реестре, а во многих «Историях оперы» вы можете прочитать, что она заслуживает того, чтобы быть первой. Приводимый в пользу этого довод тот, что ранние оперы (две из которых, кстати, также повествуют об Орфее) отнюдь не были операми в современном понимании. Они имитировали античные пьесы, идеей которых было представить на сцене драмы, подобные греческим трагедиям, в том виде, как они, согласно представлениям итальянских литераторов того времени, ставились в древних Афинах. То есть стихи должны были декламироваться на музыкальный манер и сопровождаться скромным ненавязчивым аккомпанементом. Главным в этом были стихи, а не музыка.

В наше время современный слушатель, которому случайно доведется послушать «Орфея» Монтеверди, не знающий истории оперы или итальянского языка, может быстро прийти к такому же заключению по поводу этого великого творения. Большая часть того, что звучит в течение примерно двух часов — это длинные поэтические ламентации, положенные на такого рода мелодию (главным образом в минорной тональности), которая будет поражать непривычное ухо как нечто напоминающее разработанный хорал. Аккомпанемент, разнящийся в каждом номере инструментовкой, все время остается на заднем плане. Собственно мелодии, которые можно различить как таковые, появляются только в хорах (они звучат подобно аккомпанируемым мадригалам и, в сущности, таковыми и являются), а также в оркестровых вступлениях и интерлюдиях между вокальными пассажами (называемыми ritornelli — ритурнелями).

Если же слушатель знает итальянский язык или потрудится следить за исполнением оперы по переводу текста на родной язык, он будет вознагражден совершенно новыми для него музыкальными впечатлениями. Он откроет для себя, что этот незнакомый музыкальный язык необычайно выразителен, что мелодическая линия тонко соответствует смыслу и ритму поэзии, что гармонии, поначалу казавшиеся ему монотонно простыми, на самом деле звучат поразительно современно, особенно благодаря своим диссонансам, и что общий эффект оказывается одновременно и глубоко серьезным, и страстно трагическим. Даже неподготовленный слушатель найдет значительное разнообразие в том, как смело хор комментирует происходящее, как свежо звучат вступления к множеству дуэтов (впервые нашедшим применение в опере), сколь богато оркестровое письмо.

Оркестровка «Орфея» — вещь совершенно исключительная для того времени. Оркестр здесь состоит из 2 клавесинов, 1 двойной арфы, 2 киттароне, 2 басовых цитр (которые весьма приблизительно можно охарактеризовать как очень большие лютни), 3 басовых виол да гамба (предшественниц контрабаса), 2 органов с деревянными трубами и 1 с язычковыми (регаль), 2 скрипок пикколо во французском роде, 12 виол различных размеров, 4 тромбонов, 2 корнетов, 2 высоких блокфлейт, 1 высокой трубы (называемой кларино) и 3 засурдиненных труб. В наши дни большая проблема заполучить такую коллекцию инструментов и собрать сорок музыкантов, хорошо владеющих ими. В наши дни для исполнений этого произведения используют транскрипцию партитуры для современных инструментов. Аналогичным образом современные вокальные техники столь отличаются от того, что имел в виду Монтеверди, что вокальные партии также подвергаются переработке, например партия Орфея иногда исполняется баритоном (хотя музыка XVII века не ориентировалась на голос, аналогичный современному оперному баритону), иногда тенором, а как-то раз — на Флорентийском фестивале 1949 года — переодетой в мужское платье контральто Федорой Барбьери.

Короче говоря, мы не можем в настоящее время исполнить оперу так, чтобы она прозвучала похоже на то, что слышал сам композитор. Но что касается меня, то я далеко не уверен, что такое звучание, окажись у нас возможность услышать его, нам бы понравилось. Вкусы, особенно вкусы музыкальные, меняются кардинально и необычайно быстро. Не будем огорчаться по этому поводу. Пока исполнители компетентны, пока царит дух понимания, пока публика будет давать себе труд слушать, внимая разумом и сердцем, величие этого творения будет цениться.

ПРОЛОГ

После увертюры, которую современники Монтеверди — елизаветинцы — могли бы назвать «фанфарами труб» (приветствие семейству Гонзага), сопрано или меццо-сопрано, олицетворяющее Музыку, выходит на авансцену перед занавесом. Звучит шестистраничный пролог. Пение Музыки прерывается ритурнелями. Она прославляет действие своего искусства на души людей и сообщает зрителям, что рассказ ее будет об Орфее, пение которого обладало магической силой, укрощало диких зверей и адских духов. Она требует почтительного молчания — даже от природы, — пока звучат прекрасные звуки («Io la Musica» — «Я — Музыка»).

ДЕЙСТВИЕ I

Нимфы и пастухи — соло и хором — торжественно и экстатично поют о том, как они счастливы по поводу бракосочетания Орфея и Эвридики, которое будет отпраздновано сегодня же («In questo lieto е fortunato giorno» — «В этот счастливый и радостный день»). Жених и невеста также поют о своем счастье, и все действие завершается чудесным радостным полифоническим хором («Vieni, Imeneo» — «Приди, Гименей»).

ДЕЙСТВИЕ II

В отсутствие своей невесты Орфей с восторгом поет о ней, уподобляя Эвридику солнцу, которое обращает ночи в дни. Пастухи, опять-таки сольно, дуэтом и хором, поют о том, что они рады слышать об их наслаждении, и просят его спеть им под аккомпанемент своей лютни. Он поет арию, состоящую из четырех стансов, которая своим ликующим настроением и стремительными танцевальными ритурнелями резко контрастирует его более раннему грустному состоянию.

Радостное настроение улетучивается с появлением вестницы — спутницы Эвридики по имени Сильвия. В длинном и патетичном рассказе она сообщает ужасные новости: Эвридику укусила в ногу ядовитая змея и она только что умерла на ее, Сильвии, руках («In un fiorito prato» — «На цветущем лугу»). Орфей потрясен, он не в состоянии вымолвить ни слова, а пастухи поют об охватившем их ужасе. Тогда Орфей говорит о своем трагическом решении. Он отправится петь свои песни царю царства теней и выведет Эвридику обратно, чтобы она могла еще раз увидеть звезды. Скорбная ария завершается необычайно выразительной мелодией («Ти sei morta, mia vita» — «Ты мертва, жизнь моя»).

Действие заканчивается хором пастухов и нимф, разделяющих скорбь Орфея («Ahi, caso acerbo!» — «Увы, жестокая судьба!»). Вестница сокрушается по поводу того, что принесла эти ужасные новости. Больше она в опере не появляется, но двух ее выходов в этом действии оказалось достаточно для того, чтобы создать довольно привлекательный и патетичный портрет этого второстепенного персонажа.

ДЕЙСТВИЕ III

Аллегорический персонаж Надежда привела Орфея к границе царства Плутона, где он должен пересечь реку Стикс. Он просит свою водительницу помочь ему и в дальнейшем его пути, но она отвечает, что дальше он должен отправиться один, поскольку над входом в царство теней имеется грозная надпись: «Оставь надежду всяк сюда входящий». Она Удаляется («Ессо l`atra palude» — «Вот мрачное болото»).

Суровый лодочник Харон с пристрастием допрашивает Орфея, что он здесь делает. Это царство не для живых. Орфей тщетно просит подземного стража перевезти его через «реку забвения» («Or tu ch`innanzi morte a queste rive» — «Тебе не место на этих берегах»). Орфей молит о жалости; Харон признает, что музыка Орфея привлекательна, и дает утешение, но поскольку в его душе нет места для жалости, она его не трогает. Орфей становится еще более красноречивым («Ahi sventurato amante» — «Увы мне, несчастному влюбленному») и завершает свою мольбу, повторяя слова: «Верните мне мою возлюбленную, о боги Тартара!» И хотя жалости по-прежнему нет в груди Харона, нежная музыка Орфея усыпляет и его. Повторяя эти щемящие душу слова, Орфей садится в лодку и переправляется на другой берег. Финальный хор описывает его путешествие по бурным водам в хрупкой ладье.

ДЕЙСТВИЕ IV

В Гадесе (Аиде) Прозерпина со слезами умоляет своего мужа Плутона вернуть Эвридику ее несчастному мужу, который перешел границы царства смерти и теперь страстно взывает к ней. Плутон, тронутый слезами своей любимой жены, соглашается исполнить ее желание. Однако он выдвигает одно условие: на пути на землю Орфей ни разу не должен обернуться и взглянуть на Эвридику. Если Орфей не выполнит этого условия и обернется, Эвридика навечно исчезнет во тьме. Плутон посылает вестника объявить о своем решении обоим — Орфею и Эвридике, и весь его двор, состоящий из хора духов, славит его за великодушие.

В длинной сцене, по музыке необычайно разнообразной, Орфей ведет Эвридику по пути к свету. Поначалу он невероятно счастлив, но постепенно им овладевают все более и более мрачные мысли из-за невозможности увидеть свою любимую жену. Орфею начинает казаться, что Плутон по злобе своей запретил ему смотреть на Эвридику. Вдруг он слышит страшный шум; он уверен, что это явились фурии, чтобы забрать у него его жену. Он поворачивается, чтобы посмотреть, что с Эвридикой, и в тот же миг она исчезает во тьме («Ahi, vista troppo dolce е troppo amara» — «Ах, слишком сладостное и горестное видение»). Орфей устремляется за нею, но таинственная сила выносит его к свету, к живым («Dove t`en vai, mia vita?» — «Куда же ты уходишь, жизнь моя?»). Действие завершается хором духов, который морализирует о том, что, хотя великий Орфей смог победить Аид, он не смог победить самого себя («Е la virtue un raggio» — «Доблесть как луч»).

ДЕЙСТВИЕ V

Скитаясь по пустынным просторам Фракии, Орфей поет свои скорбные песни («Questi i campi di Tracia» — «Эти луга Фракии»). Дважды на его стенания отзывается нимфа Эхо. (Монтеверди достигает здесь поразительного музыкального эффекта). Аполлон, бог музыки, предстает перед ним, обращаясь к нему как к своему сыну, и предлагает взять его на небеса, где он сможет открыть красоту Эвридики в солнце и звездах. Вместе они возносятся на небо. При этом звучит расцвеченный виртуозными колоратурами их дуэт.

Опера завершается счастливым хором пастухов («Vanne Orfeo, felice appieno» — «Ступай, Орфей, вкусить полное блаженство»); на их природу указывает ремарка в партитуре — «Мореска», то есть мавританский танец (в его английской форме). Классические трагедии всегда кончаются на ноте облегчения. Именно так кончается опера Монтеверди. В либретто, однако, имеется заключительная сцена, которую композитор отказался положить на музыку. В ней повествуется о том, как Орфей был разорван на куски фракийскими женщинами, разгневавшимися на него за то, что он слишком долго оплакивал свою Эвридику. Так кончается история об Орфее в том варианте мифа, который излагается во всех книгах по античной мифологии.

Генри У. Саймон (в переводе А. Майкапара)

Х Свернуть

Выводить записи: по популярности | по рейтингу исполнителя | по алфавиту | сначала аудио | сначала видео

Орфей - Ian Bostridge, Эвридика - Patrizia Ciofi, Музыка - Natalie Dessay, Сильвия, посланница - Alice Coote, Надежда - Sonia Prina, Харон - Mario Luperi, Прозерпина - Véronique Gens, Плутон - Lorenzo Regazzo, Аполлон - Christopher Maltman / Хор: European Voices / Оркестр: Le Concert d`Astrée / Emmanuelle Haïm (harpsichord, organ, regal & direction) / 2003
Добавил: Gia2089 , 26.01.2016 11:51            (0)  


Часть 1. Орфей - Lajos Kozma, Эвридика - Rotraud Hansmann, Музыка - Rotraud Hansmann, Сильвия, посланница - Cathy Berberian, Надеждa - Cathy Berberian, Харон - Nikolaus Simkowsky, Прозерпина - Eiko Katanosaka, Плутон - Jacques Villisech, Аполлон - Max van Egmond, Эхо, нимфа - Eiko Katanosaka. Capella Antiqua München. Konrad Ruhland - chorus master. Запись - 28 ноября - 1 декабря 1968 г., Вена.
Добавил: pianist , 15.05.2009 19:19            (122)  


Часть 2. Орфей - Lajos Kozma, Эвридика - Rotraud Hansmann, Музыка - Rotraud Hansmann, Сильвия, посланница - Cathy Berberian, Надеждa - Cathy Berberian, Харон - Nikolaus Simkowsky, Прозерпина - Eiko Katanosaka, Плутон - Jacques Villisech, Аполлон - Max van Egmond, Эхо, нимфа - Eiko Katanosaka. Capella Antiqua München. Konrad Ruhland - chorus master. Запись - 28 ноября - 1 декабря 1968 г., Вена.
Добавил: pianist , 15.05.2009 19:26            (2)  


Film Jean-Pierre Ponnelle. La Musica - T. Schmidt; Orfeo - Ph. Huttenlocher; Euridice - D. Turban; Silvia (La Messagiera) - G. Linos; La Speranza - T. Schmidt; Caronte - H. Franzen; Prosperina - G. Linos; Plutone - W. Gröschel; Apollo - R. Hermann; Ninfa - S. Calabro; Pastore 1 - P. Keller; Pastore 2 - F. Araiza; Pastore 3 - R. Hartmann; Pastore 4 - Ch. Boesch; Spirito 1 - F. Araiza; Spirito 2 - R. Hartmann. Monteverdi Ensemble der Zürcher Oper - Nikolaus Harnoncourt. 1977-78



Musicа/Euridice - Sylvia Pozzer (soprano), Orfeo- William Matteuzzi (tenor), Messaggera/Proserpina - Sara Mingardo (mezzo soprano), Speranza - Angela Bucci (soprano), Caronte - Gianpaolo Dal Dosso (bass), Apollo - Gianpaolo Fagotto (tenor). Запись - октябрь 2006 г., Корсика.
Добавил: Osobnyak , 25.04.2016 19:19            (0)  





Эвридика - Адриана Фернандес (сопрано); Орфей - Виктор Торрес (тенор); Музыка / Надежда - Мария Кристина Кир; Сильвия / Посланница - Глория Бандителли (сопрано); Прозерпина / Нимфа - Роберта Инверниции (сопрано); Харон - Антонио Абете; Плутон / Четвёртый Пастух - Фурио Занаси (бас); Аполлон - Маурицио Россано (тенор); Церковь Святого Мартина, Эриче, Сицилия, 1996 г.
Добавил: Anonymous , 20.07.2016 23:24            (0)  


Антонио Абете (бас) / Глория Бандителли (меццо-сопрано) / Арианна Савалль (сопрано) / Монтсеррат Фигерас (сопрано) / Сара Миньярдо (контральто) / Герд Тюрк (тенор) / Фурио Дзанази (баритон). Большой театр «Лисео», Барселона, 2002 год.



Orfeo: Simon Keenlyside. Euridice/La Musica/Eco: Juanita Lascarro. La Messaggiera: Graciela Oddone; Proserpina/Ninfa: Martina Dike; La Speranza: Stephen Wallace; Plutone: Tómas Tómasson; Caronte: Paul Gérimon; Apollo: Mauro Utzeri; Ninfa: Anne Cambier, Martina Dike Pastori, Spriti: Stephen Wallace, René Linnenbank, Paul Gérimon, Yann Beuron, John Bowen. Collegium Vocale Gent,1998



Последние комментарии

naumow2a
  Так это первая опера в мире?или нет!
reflechant
  naumow2a писал(а):
Так это первая опера в мире?или нет!
Да
Maxilena
  reflechant писал(а):
Да
Еще `Эвридика` Пери
op132
  Maxilena писал(а):
Еще `Эвридика` Пери
и не только она! до 1607
года было написано не менее двадцати опер.
Maxilena
  op132 писал(а):
и не только она! до 1607 года было написано не менее
двадцати опер.
Ой. наверное, это был сплошной жмых)))))
alexa_minsk
  naumow2a писал(а):
Так это первая опера в мире?или нет!
нет
ak57
  alexa_minsk писал(а):
нет
А какая первая?
op132
  ak57 писал(а):
А какая первая?
как раз `Эвридика` Джакопо Пери -
1597 год.
ak57
  op132 писал(а):
как раз `Эвридика` Джакопо Пери - 1597 год.
В
Архиве есть от нее только кусочек.
reflechant
  Почитайте отрывок из книги Арнонкура http://freetexthost.com/pewut5swve


Мне не по душе называть оперой произведения людей, которые считали контрапункт
изобретением дьявола.
reflechant
  Иначе будьте последовательными и признайте отцом сонаты Скарлатти, а не Гайдна, хотя у
Скарлатти не было преемников.
Maxilena
  reflechant писал(а):
Почитайте отрывок из книги Арнонкура
http://freetexthost.com/pewut5swve


Мне не по душе называть оперой произведения людей, которые считали контрапункт
изобретением дьявола.
А меня это не напрягает. Опера или нет, а музыка божественная.
Прочитаю.
reflechant
  Maxilena писал(а):
А меня это не напрягает. Опера или нет, а музыка
божественная. Прочитаю.
Так я не про Монтеверди, а про всяких Каччини и Пере
Maxilena
  reflechant писал(а):
Так я не про Монтеверди, а про всяких Каччини и
Пере
Между прочим, великий хирург Пирогов Николай Иванович не признавал значения
асептики и антисептики, и при всей его виртуозной хирургической технике его больные мерли
как мухи (практически 100-процентная смертность). Errare humanum est.
reflechant
  Maxilena писал(а):
Между прочим, великий хирург Пирогов Николай
Иванович не признавал значения асептики и антисептики,
Значит Пирогову далеко до
Монтеверди.
musikus
  Maxilena писал(а):
всей его виртуозной хирургической технике его
больные мерли как мухи (практически 100-процентная смертность). Errare humanum
est.
То есть, он не оперировал, а - убивал? Он поэтому стал великим?
Andrew_Popoff
  reflechant писал(а):
Иначе будьте последовательными и признайте отцом
сонаты Скарлатти, а не Гайдна, хотя у Скарлатти не было преемников.
Не хотел
комментировать, но признайте, фраза противоречивая. Отец был, детей не было, но они были,
правда, от другого отца. Загадка Сфинкса, не меньше.

Вы, кстати, знаете, как я благоговею перед сонатами Д.Скарлатти и признаю его
колоссальный вклад в эволюцию фортепианной сонаты.
Maxilena
  musikus писал(а):
То есть, он не оперировал, а - убивал? Он поэтому
стал великим?
В какой-то степени так. Но великим он стал , конечно, не поэтому. Он
разработал много видов операций и изучил анатомию распилов замороженных тел, то есть
обосновал всю топографическую анатомию, применял революционные для того времени виды
наркоза, гипсовую фиксацию при переломах (хотя открыл это не он). Потом он же не только
как хирург лечил. А вот асептики не понял. А вообще-то парадокс, правда?
Maxilena
  reflechant писал(а):
Значит Пирогову далеко до
Монтеверди.
Кому-таторе, а кому-ляторе))))
Andrew_Popoff
  op132 писал(а):
как раз `Эвридика` Джакопо Пери - 1597
год.
Настя, я немножко уточню, просто этот вопрос я немного изучал, работая над
передачей. В 1597 Якопо Пери написал `Дафну`, но партитура не сохранилась. А `Евридика`
это 1600 г. И это самая ранняя из сохранившихся опер, поэтому иногда ее путают с самой
первой.
 
 

 
 
     
Правообладателям | По всем вопросам пишите на classic-online@bk.ru