Главная Вениамин Баснер Песня «На безымянной высоте» (М.Матусовский). 1964 год.

Песня «На безымянной высоте» (М.Матусовский). 1964 год.,  (Баснер)

Вениамин Баснер (1925–1996)

Песня «На безымянной высоте» (М.Матусовский). 1964 год.

Скачать ноты

Выводить записи: по популярности | по рейтингу исполнителя | по алфавиту | сначала аудио | сначала видео

Музыка: В. Баснер Слова: М. Матусовский 1963г. Исполняет: Юрий Гуляев
Добавил: mikrus72 , 13.08.2011 22:45            (0)  


На безымянной высоте (В.Баснер - М.Матусовский). Исполняет Владимир Нечаев в сопровождении оркестра.
Добавил: BOLDIN , 06.08.2011 02:51            (2)  


Год записи 1965
Добавил: redbook , 17.10.2011 15:06            (0)  


Последние комментарии

mikrus72
  Полный текст НА БЕЗЫМЯННОЙ ВЫСОТЕ:
Дымилась роща под горою,
И вместе с ней горел закат…
Нас оставалось только трое
Из восемнадцати ребят.
Как много их, друзей хороших.
Лежать осталось в темноте—
У незнакомого поселка,
На безымянной высоте.

Светилась, падая, ракета,
Как догоревшая звезда…
Кто хоть однажды видел это,
Тот не забудет никогда.
Он не забудет, не забудет
Атаки яростные те —
У незнакомого поселка,
На безымянной высоте.

Над нами «мессеры» кружили,
И было видно, словно днем.
Но только крепче мы дружили
Под перекрестным артогнем.
И как бы трудно ни бывало,
Ты верен был своей мечте—
У незнакомого поселка.
На безымянной высоте.

Мне часто снятся все ребята -
Друзья моих военных дней,
Землянка наша в три наката,
Сосна сгоревшая над ней.
Как будто вновь я вместе с ними
Стою на огненной черте —
У незнакомого поселка,
На безымянной высоте.
mikrus72
  Вот что пишут :

Песня о настоящей воинской дружбе, основой написания которой послужили события реального
боя на высоте, отмеченной на военных каратах цифрами 224,1 м. близ поселка Рубежанка,
расположенного на границе Калужской и Смоленской области. Занятая гитлеровцами безымянная
высота оставалсь неприступной на протяжении нескольких атак красноармейцев. И тогда 18
добровольцев 718-го стрелкового полка под командованием лейтенанта Евгения Порошина
решились на отважную ночную вылазку. Под покровом темноты группа Порошина подползла
вплотную к вражеским позициям и, после ожесточенного боя, овладела высотой, а после
геройски удерживала её. Немецкие атаки следовали одна за другой, бойцам даже не хватало
времени перезарядить пулемётные и автоматные диски. Судьбу боя решил подвиг Николая
Годенкина. Не страшась смерти, Годенкин встал в полный рост и пошел на наступающего
противника. Даже смертельно раненый, боец прошел несколько десятков метров, выиграв таким
образом для своих товарищей такое драгоценное время. После боя за высоту в живых осталось
лишь двое… Один из них — Герасим Ильич Лапин — был оглушен и контужен в том бою.
Засыпанный землей от разрыва снаряда, он пролежал под кустом до наступления темноты, а
потом ползком добрался к своим… Другой защитник высоты — Константин Николаевич Власов —
был ранен, попал в плен. Бежал, скрывался в лесу, а затем воевал в партизанском отряде… Из
воспоминаний поэта М. Л. Матусовского: «Впервые об этом сражении я услышал от редактора
дивизионной многотиражки Николая Чайки, когда служил в газете 2-го Белорусского фронта,
Рассказ поразил меня. Позже я познакомился и с героями, оставшимися в живых. А
припомнилось мне все это снова, когда в начале 60-х годов режиссер Владимир Басов
пригласил меня и композитора Вениамина Баснера работать вместе с ним над фильмом «Тишина»
по одноименному роману писателя-фронтовика Юрия Бондарева. Басов попросил нас написать
песню, которая как бы сфокусировала в себе фронтовую судьбу двух главных героев картины.
Песню, не поражающую масштабностью и размахом событий. И тогда я вспомнил этот бой. В
истории Великой Отечественной войны он только маленький эпизод, но как велико его
значение!..» Стихи были написаны, но с музыкой к ним дело не шло никак.«Когда третий
вариант ее,—рассказывал потом композитор, — был забракован и поэтом, и режиссером картины
«Тишина» Басовым, и старшим музыкальным редактором «Мосфильма» Лукиной. я отчаялся, хотел
вообще отказаться от этой работы. Но Басов, выслушав мои сомнения, сказал, что время еще
есть, и просил продолжать поиски. Сердитый, ехал я домой, в Ленинград, и вдруг по дороге,
в вагоне дневного поезда, почувствовал совершенно новую мелодию… Записать ее было нечем,
не на чем — поэтому всю дорогу пел про себя, чтобы не забыть…» Эту мелодию, родившуюся под
стук вагонных колес, мы и слышим в картине, которая вышла на экраны страны в 1964 году.
Пел песню за кадром артист Лев Барашков.
 
 

 
 
     
Правообладателям | По всем вопросам пишите на classic-online@bk.ru