Главная Георг Фридрих Гендель Опера `Юлий Цезарь в Египте` (1724)

Опера `Юлий Цезарь в Египте` (1724), HWV  17 (Гендель)

Георг Фридрих Гендель (1685–1759)

Опера `Юлий Цезарь в Египте` (1724) HWV 17

Скачать ноты

`Юлий Цезарь в Египте` - опера-сериа в трёх действиях на либретто Николы Франческо Айма.

Действующие лица:

ЮЛИЙ ЦЕЗАРЬ (мужское контральто)
КУРИЙ, его адъютант, римский трибун (тенор)...Читать дальше
`Юлий Цезарь в Египте` - опера-сериа в трёх действиях на либретто Николы Франческо Айма.

Действующие лица:

ЮЛИЙ ЦЕЗАРЬ (мужское контральто)
КУРИЙ, его адъютант, римский трибун (тенор)
КОРНЕЛИЯ, вдова Помпея (контральто)
СЕКСТ, ее сын (тенор)
КЛЕОПАТРА, царица Египта (сопрано)
ПТОЛЕМЕЙ, ее брат, царь Египта (бас)
АХИЛЛА, ее советник, египетский военачальник (бас)
НИРЕНО, советник Клеопатры (мужское контральто)

Время действия: 48 год до н.э.
Место действия: Александрия.
Первое исполнение: Лондон, 20 февраля 1724 года.

«Гендель, - утверждает Сэмюэль Батлер в своих «Записных книжках», — столь велик и столь прост, что понять его могут все, только не профессиональный музыкант».

Типично батлеровская насмешка на самом деле не вполне справедлива по отношению к профессиональным музыкантам, поскольку именно они, профессиональные музыканты, героически и настойчиво пытались воскресить оперы Генделя. Д-р Оскар Хейген с немецкой основательностью старался в 1920-е годы возродить тридцать из них; успех ему сопутствовал лишь с девятью. Вернер Йостен в 1930-е годы, когда был руководителем Музыкального департамента в Смит-колледже, восстановил еще несколько из них. Различные концертные и оперные общества в Нью-Йорке и других местах ставили «Юлия Цезаря», как и другие оперы Генделя, в концертном варианте, что порой вызывало бурный восторг критиков. Данная опера была дважды в более или менее полном виде записана на грампластинки (это сведения на момент первого издания книги в США в 1957 году. — А.М.), хотя вскоре она исчезла из каталогов ввиду коммерческого провала этого проекта. Такие рискованные в коммерческом плане проекты и впредь, несомненно, будут осуществляться — до тех пор, пока профессиональные музыканты будут ценить великолепные художественные качества этих партитур. А цениться они будут — в этом можно не сомневаться — всегда.

Тем не менее не удается избавиться от серьезного сомнения в том, что постановки генделевских опер будут когда-нибудь привлекать широкую и заинтересованную аудиторию, такую, какую они когда-то привлекали в Лондоне, где большинство из этих опер впервые увидело свет канделябров. Преград для современных слушателей здесь две — тип певцов для главных ролей, для которых писал Гендель, и природа тех либретто, которые он использовал для своих опер. По крайней мере, одна из главных мужских партий в каждой из опер Генделя (в данном случае партия самого Юлия Цезаря) написана для кастрата, то есть певца-мужчины, который после варварской операции и в результате долгой и изнурительной работы развил у себя сопрановый или альтовый голос такой необычайной виртуозности (судя по современным Генделю свидетельствам), столь волнующие слушателя качества, что его пение становилось совершенно неотразимым. Фаринелли, часто представавший в операх Генделя, добился благодаря своему пению такого влияния на двух, правивших один за другим, королей Испании, что стал одной из самых влиятельных политических фигур в этой стране. В теперешних постановках эти роли отдаются баритонам или тенорам или иногда контртенорам. Но у современных певцов возникают трудности в этих партиях в любом регистре.

Что касается либретто генделевских опер, то они основаны на псевдоисторических коллизиях, классической (античной) мифологии или романтических сюжетах, мало созвучных с современностью. В наше время совершенно невозможно читать их без улыбки и не борясь со сном от скуки. Они писались в расчете на оперных звезд, они скованы идеями классицизма XVIII века; они казались столь абсурдными интеллигентным людям даже в те времена, что породили одно из восхитительных — вежливых, но убийственно сатирических — эссе Джозефа Аддисона. Нижеследующее изложение сюжета «Юлия Цезаря», основанное на либретто, изданном Генделевским обществом, дает представление о сути этих драм. Читатель, однако, должен помнить, что партитура этой оперы, так же, как партитуры некоторых других опер Генделя, содержит несколько благороднейших и самых волнующих страниц, когда-либо написанных для сцены.

ДЕЙСТВИЕ I

Сцена 1. Увертюра, которая состоит из традиционного вступления и Allegro, прямо приводит к приветственному хору египтян, славящих направляющегося к ним через мост победителя Юлия Цезаря. Цезарь поет полную величия арию, выражающую его удовлетворение последними воинскими подвигами, а его адъютант, трибун Курий, подытоживает все случившееся ставшей крылатой фразой из собрания литературных работ его начальника: (Цезарь) «пришел, увидел, победил».

Цезарь наголову разбил Помпея, своего прежнего соратника (Первый триумвират — 60 г. до н.э. — Цезарь, Красе, Помпей. — А.М.), а впоследствии противника (сокрушительное поражение Помпея произошло в 48 г. до н.э. в битве при Фарсале; после этого Помпей бежал в Египет, где был предательски убит по приказу царя Египта Птолемея XIII. — A.M.). Теперь перед Цезарем предстают жена и сын Помпея — Корнелия и Секст. Поскольку они знают лишь, что Помпей схвачен, то просят Цезаря (Корнелия со слезами) помиловать мужа. Великодушный Цезарь согласен. Радостная для вдовы и сына Помпея перспектива соединиться с мужем и отцом вдруг в одно мгновение рушится. Оказывается — этого здесь не знал еще никто, в том числе сам Цезарь (впоследствии окажется, что об убийстве Помпея не знала даже Клеопатра!) — Помпея уже нет в живых: сюда явился Ахилла, военачальник и личный советник Птолемея, младшего брата и одновременно мужа Клеопатры; он принес в корзине дар Цезарю — голову Помпея. Все глубоко потрясены этим зрелищем — все, кроме Ахиллы, который, обращаясь в сторону, признается, что первый взгляд на Корнелию, когда ей открылось это ужасное зрелище, доставил ему огромное удовольствие. Цезарь гневно обращается к Ахилле и осуждает его в энергичной арии. Ария Корнелии передает ее глубокую скорбь (она падает в обморок), а Секст уверяет нас, что намерен мстить. Более современная опера воспользовалась бы создавшейся ситуацией, чтобы развить эти страсти в финальной ансамблевой сцене; но такой технический прием еще не получил развития, и Гендель придерживался правила, согласно которому арии должны следовать одна за другой, а между ними непременно должны быть речитативы.

Сцена 2. У себя в комнате со служанками Клеопатра получает ужасное известие о том, что Помпей убит ее собственным братом, Птолемеем. Поскольку он ее соперник в борьбе за египетский трон, она решает противостоять ему и для этого отправиться к Цезарю и попытаться, обольстив его, привлечь на свою сторону, употребив для этого все свои женские чары и уловки. Она приказывает своему другу Нирено сопровождать ее. Но как раз в этот момент входит Птолемей, чтобы возобновить спор, — по-видимому, уже давно длящийся, — кто из них двоих займет трон. Она отвергает его с эпитетом «effiminate amante» (итал. — «женоподобный любовник») и сама удаляется, спев арию, в которой она решает довериться страстному чувству (то есть отдаться Цезарю), уверенная, что так она добьется трона.

Ахилла застает Птолемея еще в комнате и рассказывает ему о гневе Цезаря. Птолемей в ярости. Ради мести Цезарю он готов на все. Ахилла готов убить римлянина, но наградой за это должна быть Корнелия. Птолемей согласен, он считает это блестящим устройством дел и поет арию, уже торжествуя смерть Цезаря.

Сцена 3. У гробницы Помпея Цезарь (в длинном речитативе) торжественно отдает последние почести бывшему сопернику. Клеопатра, переодевшись одной из ее собственных служанок, Лидией, подходит к Цезарю и обращается к нему, моля о заступничестве против тирана Птолемея, который, как она говорит, ограбил ее. Восхищенный красотой девушки, — как и Курий, — он поднимает с колен просительницу и обещает, что поможет ей. Он поет арию, в которой сравнивает ее с луговым цветком, и уходит.

Клеопатра и Нирено поздравляют друг друга с их удачно сработавшим стратегическим планом. В этот момент сюда же приходят Корнелия и Секст. Вдова берет кинжал из трофеев войны и украшает надгробие, клянясь отомстить убийце. Но Секст выхватывает кинжал, заявляя, что мстить должен он.

Клеопатра завершает сцену блестящей арией, обращаясь к звезде ее будущей фортуны.

Сцена 4. На пиру во дворце Птолемея он сам и Цезарь обмениваются внешне вежливыми приветствиями, но Цезарь слышит в них скрытую ненависть, злобу и коварство. Из арии, которую он поет как бы в сторону, мы понимаем, что он отдает себе отчет в подстерегающей его опасности.

По приказу Клеопатры во дворец приводят Корнелию и Секста. Птолемей и Ахилла встречают их. И когда Секст вызывает Птолемея на поединок, обоих — Корнелию и Секста — хватает стража разъяренного Птолемея. Секста отправляют в тюрьму, а удел Корнелии стать рабыней: она, заявляет Ахилла, будет служить исключительно ему.

Действие завершается полным скорби дуэтом, который поют мать и сын.

ДЕЙСТВИЕ II

Сцена 1. Музыка доносится из храма богини Добродетели, находящегося в кедровой роще, откуда открывается вид на гору Парнас на заднем плане. Цезарь, который стоит в роще, очарован открывающимся ему зрелищем. Еще больший восторг охватывает его, когда двери храма распахиваются, являя Добродетель, которой служат девять муз, а Клеопатра поет длинную любовную песню. Нирено, стоящий поблизости, видя, что это возбуждающее эротическое чувство производит на Цезаря впечатление, предлагает отвести его туда, где лежит «Лидия».

Сцена 2. В саду своего гарема Птолемей, несмотря на свое обещание, данное Ахилле, пытается грубо завладеть Корнелией. Она отталкивает его и убегает, после чего он поет арию, в которой угрожает овладеть ею силой.

Сцену затем довольно долго занимает Секст; он поет поразительную арию, в которой извивающаяся мелодия напоминает змею, на которую похожа его месть.

Сцена 3. В саду встречаются Цезарь и Клеопатра. Цезарь предлагает Клеопатре выйти за него замуж, все еще считая ее «Лидией». Вбегает Курий, чтобы предупредить, что толпа снаружи кричит: «Смерть Цезарю». Клеопатра, заявляя, что она останется с ним до смерти, в конце концов раскрывает ему, кто она на самом деле, и выходит вперед, чтобы взглянуть на толпу.

Цезарь: Курий, эти странные приключения парализуют мои чувства.
Курий: Я одурел.

После этого благородного остроумного ответа возвращается Клеопатра; она убеждает Цезаря бежать ради спасения его жизни. Цезарь, после арии, выражающей его решимость мстить, принимает ее совет. Оставшись одна, она поет одну из самых красивых арий из всех генделевских опер — молитву богам сжалиться; ей аккомпанирует особенно выразительная фигурация у скрипок.

ДЕЙСТВИЕ III

Сцена 1. Эта сцена отдана еще одной чудесной арии, написанной Генделем для Клеопатры. Цезарь побежден. Единственное, что знает Клеопатра, так это то, что он умер; и теперь она проливает слезы над тем, что ее может ждать.

Сцена 2. Но Цезарь не был убит. Он ринулся в море и приплыл к безопасному берегу. В своей арии он взывает к богам, чтобы они сжалились над ним. Секст не был даже ранен. Он приходит на берег с оружием в руках, разыскивая Птолемея. Ахилла, однако, был ранен тяжело. Он плетется обессиленный в сопровождении Нирено (не раненого). Значительно ободренный их видом, Цезарь берет Нирено с собой на поиски Клеопатры и Корнелии.

Сцена 3. Клеопатра по-прежнему сокрушается по поводу фортуны войны и тем, как она повернулась по отношению к ней. В этот момент входит Цезарь — победоносно, в сопровождении воинов.

Сцена 4. В порту Александрии исполняется «победная симфония». Цезарь коронует Клеопатру как царицу Египта. Они поют любовный дуэт, а хор поет хвалебную песнь счастью.

Генри У. Саймон (в переводе А. Майкапара)

Х Свернуть

Выводить записи: по популярности | по рейтингу исполнителя | по алфавиту | сначала аудио | сначала видео

Giulio Cesare - Lawrence Zazzo; Cleopatra - Natalie Dessay; Tolomeo - Christophe Dumaux; Cornelia - Varduhi Abrahamyan; Sesto - Isabel Leonard; Achilla - Nathan Berg; Nireno - Dominique Visse; Curio - Aimery Lefevre; Choeur de l`Opera National de Paris. Orchestre du Concert d`Astree - Emmanuelle Haim. 2012



Giulio Cesare – Cesare Siepi; Cleopatra – Renata Tebaldi; Cornelia – Elena Nicolai; Sesto – Gino Sinimberghi; Tolomeo – Antonio Cassinelli; Achilla – Fernanda Piccini; Curio – Gerardo Gaudioso; Nireno – Gerardo Gaudioso. Chorus & Orchestra Teatro San Carlo di Napoli – Herbert Albert. 6 July 1950, live performance in the Teatro Grande, Pompeii.
Добавил: ATTILA , 07.04.2012 22:48            (0)  


Giulio Cesare – Andreas Scholl; Cleopatra – Cecilia Bartoli; Cornelia – Anne Sofie von Otter; Sesto – Philippe Jaroussky; Tolomeo – Christophe Dumaux; Nireno, Kammerdiener – Jochen Kowalski; Achilla, General – Ruben Drole; Curio, römischer Tribun – Peter Kálmán; Il Giardino Armonico - Giovanni Antonini. Pfingstfestspiele Salzburg, 27.05.2012
Добавил: ATTILA , 25.06.2012 11:27            (5)  


Giulio Cesare – Andreas Scholl, Cleopatra – Cecilia Bartoli, Cornelia – Anne Sofie von Otter, Sesto – Philippe Jaroussky, Tolomeo – Christophe Dumaux, Nireno – Jochen Kowalski, Achilla – Ruben Drole, Curio – Peter Kálmán.Il Giardino Armonico – Giovanni Antonini. Musikalische Leitung Pfingstfestspiele Salzburg, 27.05.2012. Dir. Moshe Leiser, Patrice Caurier.



Paul Esswood - alto, Roberta Alexander, Lucia Popp - sopranos, Marjana Lipovsek - mezzo-soprano, Ann Murray - mezzo-soprano. 2008.
Добавил: Cypros , 21.03.2015 08:45            (2)  


Giulio Cesare - Boris Christoff, Cleopatra - Onelia Fineschi, Cornelia - Fedora Barbieri, Sesto - Franco Corelli, Tolomeo - Mario Petri, Achilla - Ricardo Cassinelli, Nireno - Ferruccio Mazzoli. Chorus - Teatro dell`opera di Roma. Запись - 26 декабря 1955 г., Рим (live).
Добавил: Osobnyak , 26.02.2017 17:39            (0)  


Andreas Scholl (Giulio Cesare), Elena de la Merced (Cleopatra), Charlotte Hellekant (Cornelia), Max Emanuel Cencic (Sesto), Christophe Dumaux (Tolomeo), Riccardo Novaro (Achilla), Florin Cezar-Ouatu (Nireno), Yannis Franzois (Curio) / Orchestre de Chambre de Lausanne, Direction musicale - Ottavio Dantone / Un enregistrement realise а l`Opera de Lausanne (Salle du Metropole) les 23 & 25 avril 2008
Добавил: Cypros , 20.05.2012 11:19            (1)  


Юлий Цезарь - Мари-Николь Лемьё (контральто); Клеопатра, царица Египетская - Карина Говен (сопрано); Птолемей, её брат, царь Египетский - Филиппо Минечча (контратенор); Корнелия, вдова Помпея - Ромина Бассо (контральто); Секст, её сын - Эмёке Барат (сопрано); Ахилл, египетский военачальник - Йоханнес Вайсер (баритон); Курион, римский трибун - Джанлука Буратто (бас); Нирен - Милена Сторти (контральто). 2011 год.
Добавил: Anonymous , 13.02.2017 17:46            (2)  


Giulio Cesare - Walter Berry, Cleopatra - Lucia Popp, Cornelia - Christa Ludwig, Sesto - Fritz Wunderlich, Tolomeo - Karl Christian Kohn, Achilla - Hans Günter Nöcker, Curio - Hans Bruno Ernst, Nireno - Max Proebstl. Запись - 1-5 июля 1965 г.
Добавил: Osobnyak , 21.05.2016 00:50            (0)  


Giulio Cesare – Janet Baker; Cleopatra – Valerie Masterson; Cornelia – Sarah Walker; Sesto – Della Jones; Tolomeo – James Bowman; Achilla – John Tomlinson; Curio – Christopher Booth-Jones; Nireno – David James. Chorus & Orchestra English National Opera – Charles Mackerras. 1984, in English



Marijana Mizanovic, Magdalena Kozena, Charlotte Hellekant, Anne-Sofie von Otter - mezzo-sopranos; Bejun Mehta, Pascal Bertin - countertenors; Alan Ewing - bass; Jean-Michel Ankaoua - baritone.
Добавил: art15 , 13.05.2014 18:36            (0)  


Giulio Cesare - Kristina Hammarström, Cleopatra - Emanuela Galli, Sesto - Mary-Ellen Nesi, Cornelia - Irini Karaianni, Tolomeo - Romina Basso, Achilla - Tassis Christoyannis, Curio - Petros Magoulas, Nireno - Nikos Spanatis. Orchestra of Patras. Запись - 24-30 июля 2006 г., Греция.
Добавил: Osobnyak , 16.07.2016 21:37            (0)  


Giulio Cesare - Dietrich Fischer-Dieskau, Cleopatra - Tatiana Troyanos, Cornelia - Julia Hamari, Sesto - Peter Schreier, Tolomeo - Franz Crass, Achilla - Ernst Gerold Schramm, Curio - Wolfgang Schone, Nireno - Michael Schopper. 1969.
Добавил: Mick_M , 14.03.2013 03:20            (1)  


Giulio Cesare – Norman Treigle; Cleopatra – Beverly Sills; Cornelia – Maureen Forrester; Sesto – Beverly Wolff; Tolomeo – Spiro Malas; Achilla – Dominic Cossa; Curio – William Beck; Nireno – Michael Devlin. Chorus & Orchestra New York City Opera – Julius Rudel. Recorded on 28 April 2 May 1967, studio
Добавил: ATTILA , 09.02.2013 15:44            (0)  


Последние комментарии

balaklava
  Ночь в музее. Статуи оживают... логично, оригинально. Видно, что проделана огромная
работа. Декорации, костюмы продуманы до мелочей...тонкая эстетика...Полная гармония.
Приятно смотреть и слушать.
balaklava
  У кого есть время, обязательно посмотрите этот шедевр!
ATTILA
  balaklava писал(а):
У кого есть время, обязательно посмотрите этот
шедевр!
И что же здесь такого шедеврального?
balaklava
  ATTILA писал(а):
И что же здесь такого шедеврального?
Смотрел и
слушал на одном дыхании-оторваться невозможно. Не это ли критерий настоящего шедевра? Вся
постановка воспинимается цельным монолитом, где малое исходит из большого, не нарушая
гармонического единства. А сама идея музея со скульптурами - выше всяких похвал! Что
касается голосов-в нюансах не разбираюсь, но тут, как правило, у хорошего режиссёра все
актёры хороши.
victormain
  Topless очень красиво, но и поёт отлично на мой непритязательный композиторский вкус. У
меня некоторая общая претензия: нет единой дирижёрской вокальной концепции спектакля (да и
оркестр играет посредственно), всяк поёт, как умеет, как хочет и т.д. То есть, это не
стильно. Что странно для Emmanuelle Haim. Видимо, мало репетировали, на арапца спектакль
выпускали. Но по отдельности масса замечательных вещей.
mikrus72
  Вот нашел! Слава богу! Надеюсь что у Бартоли мои .. ээ , то есть Ее чечили в сохранности!
Главное чтобы в Клеопатре, она там не особо увлекалась..-это вредно для чечили! А нет
чечили , нет Бартоли! Это единАе!:) Так что Вы уж дорогой Аттила там проследите!:))))))

Аттила! Я что-то тоскую по чеч.. .. то есть по Бартоли. Она не пишет что-то! Обиделась
наварное..
А я та че-Аттила!. Мы ее отмазывали как могли. Ведь так!?? Честное слово. Но видимо
обиделась!:)))))))))
ATTILA
  mikrus72 писал(а):
в сохранности! Главное чтобы в Клеопатре, она там
не особо увлекалась..
Ну у Бартоли все в порядке! И это радует. А не увлекаться она
не может. Тогда не будет Бартоли...
mikrus72
  ATTILA писал(а):
Ну у Бартоли все в порядке! И это радует. А не
увлекаться она не может. Тогда не будет Бартоли...
Что значит «не Может!?» Увлекаться
она должна только нами! Мы Шо зря букеты носим!? , Серенады под окнами поем.! Не !Ну
понятно! Поем как можем. У нас же нет таких Чечи..ээ. то есть таких сис.. Вообщем Голоса
то такого нетути! Но мы же фанаты!?. А она «не может»!. Я не у знаю Вас дорогой
Аттила!:)))
ATTILA
  mikrus72 писал(а):
Увлекаться она должна только нами! Мы Шо зря
букеты носим!? , Серенады под окнами поем.! Не !Ну понятно! Поем как можем. Но мы же
фанаты!?.
Да....
Там после арии Клепы кто-то громко кричит: GIGANTE!!!
Вот только не помню кто это был Вы или я?
mikrus72
  ATTILA писал(а):
Да....
Там после арии Клепы кто-то громко кричит: GIGANTE!!!
Вот только не помню кто это был Вы или я?
Аттила! Конечно я кричал! Как увидел ее
чечили, так само и вырвалось ГИГАНТЕ!..ээЫ!!:)))) И все мои!:)))
Maxilena
  Дорогой Аттила! Огромное спасибо за выкладку этой постановки оперы. Главным удовольствием
для меня было - послушать соцветие трех замечательных контртеноров. Относительно
постановки - это надо обращаться к уважаемому Мику, он профессионально ее оценит. Мне, как
всегда, милее сердцу была бы аудиозапись, но это не потому, что мне не понравилась
постановка. Скорее, оставила равнодушной. Правда, манекен Цезаря, голова Помпея и крокодил
поначалу вызвали совершенно дебильный смех (мой). Относительно обожаемой Вами Чечилии - с
моей стороны status item. Увы)))))
Maxilena
  Добавлю, что меня восхищает певческий аппарат - механизм, сработанный Бартоли: она
свободно поет в корсете, при этом еще и шустро двигаясь. Но он меня всегда восхищал -
именно механизм, а не результат его работы.
ATTILA
  Maxilena писал(а):
спасибо за выкладку этой постановки оперы. Главным
удовольствием
Дорогая Максилена! Спасибо за Вашу оценку, из благожелательного тона я
понял, что она произвела на Вас в целом благоприятное впечатление. А у меня после
просмотра этого спектакля произошло какое-то смещение полюсов и полная переоценка
ценностей. Я всегда считал себя ортодоксом в смысле оперной режиссуры и сценографии,
совершенно неприемля современные тенденции в постановке опер. Но этот спектакль благодаря,
прежде всего Бартоли и всем остальным участникам, исполнение которых самого высокого
уровня и выше всяких похвал, примирил меня с этой новой манерой, потому что сделан
здорово, а музыкально и вокально просто блестяще. К концу первого действия я поймал себя
на мысли, что у меня происходит раздвоение личности, то есть во мне существуют две
ипостаси, одна наслаждается Генделем и вокалом, а вторая наблюдает за происходящим
действием. Это примерно, как в документальном кино, когда под видеоряд подкладывают
музыкальный фон для усиления впечатления. Только в этом случае было наоборот: музыка была
главной, а ее сопровождал сценический видеоряд, который говорил со мной об ужасах войны не
далеких античных времен, а современности. Выстроенные две линии Цезарь - Клеопатра и
Корнелия - Сесто, переплетаясь, очень контрастно подчеркивали продажность
политиков-идиотов и страдания из-за них всех остальных. А уж дуэт прощания Корнелии и
Сесто в конце первого акта это что-то запредельное! Наверное лучшее, что было написано
композитором, а исполнение - мурашки по коже и слезы из глаз! А уж Бартоли в сцене
обольщения, - ну не может не обольстить, а улет её на ракете очень впечатляет.
К стали аудиозапись этого спектакля уже давно выложена в Архиве. А голова Помпея - здесь
все правильно, так у Генделя в либретто. Смешнее сделали в Париже, когда вместо
отрубленной головы на сцену выкали на тележке огромную скульптурную голову, подвязанную на
ремнях. А Корнелия должна была печалиться об убийстве мужа, обнимая этот большой гипсовый
слепок!
И еще, в постановке заняты не три а четыре контртенора. Четвертый Нерено - Ковальский,
который был одет почему-то в виде нашей няни Арины Родионовны!? Да и пел некудышно, если в
речитативах сносно, то арию спел хуже некуда. Зато Дюмо великолепен!
Maxilena
  ATTILA писал(а):
Дорогая Максилена! Спасибо за Вашу оценку, из
благожелательного тона я понял, что она произвела на Вас в целом благоприятное
впечатление.
Потому-то я и говорила о трех замечательных контртенорах))) Вы
прочувствовали то, что я чувствую практически всегда: для меня аудио первично, и если
блестящее исполнение, у меня просто `выключается` зрительный анализатор, я уже об этом
писала. Поэтому хорошую постановку мне надо смотреть несколько раз, чтобы увидеть. Эта
постановка меня не раздражила, но и не потрясла, я больше слушала. Я смотрела ее очень
отстраненно от музыки. Так что могу говорить только обсполнении(( Относительно головы
Помпея - я не совсем темная и либретто знаю. Смех вызвала сама голова в очках, как и
манекен, причем смех непроизвольный и совершенно идиотский. После этого у меня зрение и
отказало...
Maxilena
  Maxilena писал(а):
Так что могу говорить только обсполнении
* об
исполнении
Maxilena
  ATTILA писал(а):
А уж Бартоли в сцене обольщения, - ну не может не
обольстить,
Нет, милый мой Аттила, это все-таки у Вас андрогены играют, не иначе, я
просто по-другому не могу объяснить Вашу патологическую привязанность к Чечилии))) Ну, не
можете Вы на ее равнодушно смотреть, особенно в черной коже (еще бы ей хлыст!))) У Вас, я
думаю, при виде нее отказывает слух, как у меня зрение. А я, знамо дело, исхожу от
ревности. Определенно, придется силикон закачивать для выпуклости впуклостей... Одно
огорчает - у меня ноги длинные))))
ATTILA
  Maxilena писал(а):
Добавлю, что меня восхищает певческий аппарат -
механизм, сработанный Бартоли: она свободно поет в корсете, при этом еще и шустро
двигаясь.
Дело в том, что многие певца используют корсет, он помогает работе дыхания.
Магомаев, например затягивал себя шарфом в 50 метров, да и Соткилава.
А механизм Бартоли, бесспорно, не может не восхищать, так как он уникален. Но ведь без
этого механизма не было бы результата. Они же взаимосвязаны! Работа певца - это прежде
всего умение заставить свою физиологию делать то, что надо. А эта задача самая сложная.
Это не тембр, данный от Бога. Нынешнее состояние вокальной школы как раз это и доказывает,
что в большей своей массе певцы не могут совладать со своей физиологией, а отсюда у них
проблемы. Бартоли этим владеет феноменально, поэтому она всегда наслаждается своим пением
(понаблюдайте). Иногда она даже играет сама с собой: А вот смогу хоть так, хоть эдак. Все
равно смогу, и ничто мне не помешает! Эта откровенность, порой прямо на лице написана.
Удивительная певица. Ни разу не видел на ее лице застывшего мгновения перед высокой нотой,
когда певец натужно сосредотачивается, и сам не знает что из него вырвется в следующий
момент!
Maxilena
  ATTILA писал(а):
Дело в том, что многие певца используют корсет, он
помогает работе дыхания. Магомаев, например затягивал себя шарфом в 50 метров, да и
Соткилава.
Андрогены, андрогены! Певцы затягивались потому, что у мужчин брюшное
дыхание, это легко объяснимо. Ваши восторги разделить, к сожалению, не могу. Пусть девушка
наслаждается своим пением, мне это не передается))) Для меня она - просто как механическое
пианино((((
ATTILA
  Maxilena писал(а):
Нет, милый мой Аттила, это все-таки у Вас
андрогены играют, не иначе, я просто по-другому не могу объяснить Вашу патологическую
привязанность к Чечилии
НУ вот только не надо сцен у фонтана!
Maxilena
  ATTILA писал(а):
НУ вот только не надо сцен у фонтана!
Почему у
фонтана? На балконе!
ATTILA
  Maxilena писал(а):
Певцы затягивались потому, что у мужчин брюшное
дыхание, это легко объяснимо.
А у женщин какое?
ATTILA
  Maxilena писал(а):
Почему у фонтана? На балконе!
Я имел в виду
Мнишек в `Борисе`
Maxilena
  ATTILA писал(а):
А у женщин какое?
Грудное, то есть
непосредственно легкими, за счет расширения грудной клетки, и мало - диафрагмой. А мужчины
дышат больше за счет движений диафрагмы. Это объясняет, почему легко пел такой тучный
вокалист, как, например, Паваротти. У тучных людей диафрагма малоподвижна, и у них
развивается дыхательная, а потом и сердечная недостаточность - так называемый `синдром
Пикквика` . А вокалисту это , наоборот, помогает: не тратится усилий для продавливания
диафрагмы книзу при дыхании. То есть это я так думаю, могу и ошибиться, надо почитать.
Maxilena
  ATTILA писал(а):
Я имел в виду Мнишек в `Борисе`
Ну, вы все-таки
Аттила, а не самозванец)))))
ATTILA
  Maxilena писал(а):
Ну, вы все-таки Аттила, а не
самозванец)))))
Сравниваете... Самозванца с позором из Москвы выперли, а Аттиле Папа
Римский контрибуцию платил!
SmirnovP
  Maxilena писал(а):
Андрогены, андрогены! Певцы затягивались потому,
что у мужчин брюшное дыхание, это легко объяснимо.
Вам нравится пение Оскара Бентона?
ATTILA
  Maxilena писал(а):
То есть это я так думаю, могу и ошибиться, надо
почитать.
Не знаю, не знаю. У воклиста задействовано все по полной программе, и
грудное и брюшное и диафрагма. Иначе ничего не получится. А старики, кажется, вообще
создавали звук как бы от пяток, там просто полная органика. Кстати, в последней сцене в
Отелло Россини Бартоли поет босиком, при этом очень интересно наблюдать, как работают её
ноги
ATTILA
  SmirnovP писал(а):
Вам нравится пение Оскара Бентона?
Мне очень,
особенно после третьей рюмки... Аж до судорог!
Ablomov
  SmirnovP писал(а):
Вам нравится пение Оскара Бентона?
Зачем Вы
им мешаете? Они так мило воркуют...
ATTILA
  Maxilena писал(а):
Нет, милый мой Аттила, это все-таки у Вас
андрогены играют, не иначе, я просто по-другому не могу объяснить Вашу патологическую
привязанность к Чечилии
Вот не могу с Вами согласиться, дорогая Макси! Посмотрел
Цезаря в парижской постановке 2012 года с Дессей. Куда там Бартоли до неё. Натали пол
спектакля в топлесс поет, но очень плохо. И ни какие андрогены не помогают полюбить её
примитивный вокал!
 
 

 
 
     
Правообладателям | По всем вопросам пишите на classic-online@bk.ru