Главная Пауль Хиндемит Опера `Кардильяк`

Опера `Кардильяк`, op. 39 (Хиндемит)
`Cardillac` (1926, редакция 1952)
Опера в 3-х действиях, 4-х картинах
Либретто Фердинанда Лиона (по Э.Т.А. Гоффману)
Премьера 1-й редакции 9 ноября 1926 г. в Дрездене (Staatsoper), 2-й редакции...Читать дальше
`Cardillac` (1926, редакция 1952)
Опера в 3-х действиях, 4-х картинах
Либретто Фердинанда Лиона (по Э.Т.А. Гоффману)
Премьера 1-й редакции 9 ноября 1926 г. в Дрездене (Staatsoper), 2-й редакции 20 июня 1952 г. в Цюрихе (Stadttheater)
Действующие лица:
Кардильяк, ювелир (баритон)
Его дочь (сопрано)
Офицер (тенор)
Торговец золотом (бас)
Кавалер (тенор)
Дама (сопрано)
Полицейский чин (высокий бас)
Король (немая роль)
Придворные дамы и кавалеры, полиция, народ
Действие происходит в Париже в 17 веке.
ПЕРВОЕ ДЕЙСТВИЕ
Народ Парижа взволнован рядом нераскрытых ночных убийств. Тревога еще больше возрастает, когда ранним утром перед домом Кардильяка обнаруживают очередной труп. Полицейский зачитывает новый королевский указ об ужесточении наказаний за преступления. Люди постепенно расходятся. Знатная дама узнает из рассказа влюбленного в нее кавалера, что изделия знаменитого ювелира Кардильяка отличаются необычайной красотой, но все, кто их покупает, погибают от кинжала убийцы. Она просит кавалера доказать свою любовь и купить для нее одно из украшений, обещая ему за это ночное свидание. После недолгих колебаний кавалер направляется в лавку Кардильяка.
Дама ожидает кавалера в своей спальне. Дальнейшее действие разворачивается без слов. Кавалер приносит прекрасный золотой пояс в виде цепи. Оба с восхищением рассматривают его. В момент, когда кавалер становится на колени перед ее ложем, в комнату через окно проникает неизвестный в маске и черном плаще, наносит ему смертельный удар кинжалом в затылок и скрывается, захватив драгоценный пояс.
ВТОРОЕ ДЕЙСТВИЕ
Кардильяк священнодействует за работой. Входит торговец золотом и приглашает ювелира осмотреть хранящиеся у него дома припасы. В глубине души он уверен, что Кардильяк заключил союз с сатаной, иначе невозможно объяснить неземную красоту его изделий и трагический конец тех, кто отважился их купить. Дочь Кардильяка ждет своего возлюбленного, офицера. Накануне она обещала бежать вместе с ним, но когда офицер приходит за ней (карета ждет на улице), она понимает, что не в силах расстаться с этим домом и с отцом, к которому ее привязывает непреодолимая сила. Офицер уходит, исполненный решимости бороться за свою любовь. Возвратившийся Кардильяк с благоговением рассматривает купленное золото и едва слушает дочь, уверяющую, что она не покинет его. За окном слышится шум, и в мастерскую входит король со свитой. Кардильяк приходит в страшное волнение и ведет себя странно, на грани неучтивости, не давая королю остановить свой выбор на какой-либо вещи. Когда монарх удаляется в презрительном недоумении, он с облегчением произносит: «Я бы убил его». Вынув из потайного ящичка драгоценный пояс, он любовно разговаривает с ним, оттирает с него засохшую кровь и едва успевает спрятать, заслышав чьи-то шаги. Это офицер, он просит ювелира отдать ему самое прекрасное свое создание, тот бурно протестует, но услышав, что речь идет о его дочери, охотно и быстро соглашается. Офицер понимает, что Кардильяку по-настоящему дороги лишь созданные им шедевры – они вливают в него волшебные силы, которые и держат в плену его дочь. Чтобы ослабить их магическое действие, он решает купить золотую цепь. Не обращая внимания на сопротивление и угрозы Кардильяка, он бросает деньги на стол, вешает цепь себе на шею и удаляется. Кардильяк надевает плащ и маску, достает кинжал и бежит вслед за офицером.
ТРЕТЬЕ ДЕЙСТВИЕ
Кардильяк крадется за офицером по ночной улице, а по пятам за Кардильяком незаметно следует торговец золотом. Улучшив момент, убийца заносит свой кинжал над головой жертвы, но офицер отбивает удар и отделывается лишь легким ранением. Торговец поднимает шум и объявляет сбежавшемуся народу, что Кардильяк и есть тот преступник, который держал в страхе весь Париж. Однако офицер, заметив в толпе свою ничего не подозревающую невесту, выгораживает ювелира и обвиняет в покушении на убийство самого торговца, его берут под стражу. Народ увлекает Кардильяка в трактир, чтобы выпить за его здоровье. Дочь Кардильяка целует рану возлюбленного и посылает проклятья убийце. Офицер резко останавливает ее, и девушке вдруг открывается вся правда, она чувствует себя освобожденной от уз, привязывавших ее к отцу. Кардильяку отвратительны то и дело раздающиеся поношения в адрес убийцы, и он произносит речь в его защиту: этот человек во что бы то ни стало должен был сохранить непревзойденные произведения ювелирного искусства в неприкосновенности, он, Кардильяк, знает преступника, как себя самого, и понимает его побуждения. Толпа требует назвать имя убийцы, грозит в противном случае опустошить дом ювелира и растоптать его проклятые сокровища. Кардильяк признается, что все убийства совершил он сам и впредь убьет любого, кто захочет унести из его дома хоть одну вещицу, раскаиваться он не желает. Разъяренная толпа набрасывается на Кардильяка. Смертельно раненый, он целует цепь, висящую на шее офицера, и умирает. Дочь оплакивает отца, офицер встает перед трупом на колени: «Он – жертва священного безумия. Герой, которому был неведом страх, погиб и все же вышел победителем. Я завидую ему».

Х Свернуть

Выводить записи: по популярности | по рейтингу исполнителя | по алфавиту | сначала аудио | сначала видео

Опера в трёх актах по Э.Т.Гофману (1926) Dietrich Fischer-Dieskau, Elisabeth Söderström, Leonore Kirschstein, Pilar Lorengar, Donald Grobe, Karl Christian Kohn, Berlin Radio Symphony Orchestra, cond. Joseph Keilberth
Добавил: Fernando , 15.12.2012 21:06            (0)  


Последние комментарии

ak57
  По содержанию настоящий триллер. Также очень тонкое психологическое обоснование поведения
главных героев. Что касается музыки это своеобразный АнтиРихардВагнер и еще больше
АнтиРихардШтраус. Если у Штрауса оркестр используется всей массой и полнотой оркестровки,
то у Хиндемита все время происходит переход от одной группы инструментов к другой. Причем
почти всегда как бы поперек вокальной партии. Несомненно, что музыка данной оперы
совершенно в духе традиции, никакого авангарда здесь нет. Вместе с тем количество
диссонансов таково, что человек воспитанный на музыке 19в, может посчитать всю оперу одной
сплошной фальшивой нотой. Все же Хиндемит занимает какое то особое место в развитии
музыки, как то никуда он не вписывается. Традиционалист с единственном в своем роде
музыкальным языком.
 
 

 
 
     
Правообладателям | По всем вопросам пишите на classic-online@bk.ru