Дебора Войт
ДЕБОРА ВОЙТ (СОПРАНО)





Выводить по: популярности | алфавиту
Оригинальное название — Die Walküre.

Опера в трех действиях Рихарда Вагнера на либретто (по-немецки) композитора.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Вотан, верховный бог (бас-баритон)
его дети (2):...Читать дальше
Оригинальное название — Die Walküre.

Опера в трех действиях Рихарда Вагнера на либретто (по-немецки) композитора.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Вотан, верховный бог (бас-баритон)
его дети (2):
Зигмунд (тенор)
Зиглинда (сопрано)
Фрикка, его жена (меццо-сопрано)
Хундинг, муж Зиглинды (бac)
Брунгильда, валькирия (сопрано)
другие валькирии:
Герхильда (сопрано)
Ортлинда (сопрано)
Вальтраута (меццо-сопрано)
Швертлейта (меццо-сопрано)
Хельмвига (сопрано)
Зигруна (меццо-сопрано)
Гримгерда (меццо-сопрано)
Росвейса (меццо-сопрано)

Время действия: мифическое.
Место действия: Германия.
Первое исполнение: Мюнхен, 26 июня 1870 года.

Если не быть слишком педантичным, то можно согласиться, что между событиями `Золота Рейна` и `Валькирии` лежит отрезок времени примерно в четверть столетия, в течение которого Вотан множил мир своим незаконнорожденным потомством. У него была продолжительная любовная связь с богиней земли Эрдой, родившей ему девять дочерей, выросших в атлетических всадниц, наделенных множеством полномочий. После сражений они прилетали на поле брани, чтобы подобрать только что убитых героев и поднять их на Валгаллу, где те должны были составить гвардию для охраны чертогов богов. Эти девушки известны как валькирии, и одна из них - тот персонаж, по которому называется эта опера. У Вотана была также любовная связь с безымянной смертной женщиной, произведшей на свет сына и дочь. С этой женщиной он жил под именем Вольфе, пока их дочь не была похищена. Их род называется Вельзунги.

Действие I

Вступление и Сцена 1. Вагнер звуками мастерски изображает разбушевавшуюся стихию. Когда занавес поднимается, мы видим жилище изнутри: `зал`, построенный вокруг могучего ясеня, являющегося центром постройки. Справа на переднем плане - очаг, за ним - кладовая; на заднем плане - большая входная дверь; слева, в глубине, вход во внутреннюю комнату, куда ведут ступеньки; с той же стороны, но на переднем плане, стоит стол; за ним широкая лавка в стене; перед столом - деревянная скамейка. Отворяя снаружи входную дверь, появляется незнакомец - по всему видно, воин; он безоружен. Еще держась рукой за дверной засов, он оглядывает жилище. Он кажется изнуренным от чрезмерного напряжения сил. Его одежда и весь внешний вид указывают на то, что он спасается бегством. Никого не обнаружив, он затворяет за собой дверь; с огромным усилием смертельно усталого человека направляется к очагу и бросается на разостланную перед ним медвежью шкуру. Он падает навзничь и лежит без движения. Из внутренней комнаты выходит на сцену Зиглинда. Она думала, что вернулся домой ее муж. На серьезном лице молодой женщины возникает удивление при виде чужого человека, распростертого у очага. Зигмунд, таково имя незнакомца (Зиглинда его еще не знает), приходит в себя. Зиглинда подает ему рог с питьем. В оркестре сначала звучит мотив сострадания, а затем лейтмотив любви, свидетельствующий о зародившемся у Зигмунда и Зиглинды чувстве.

Сцена 2. Внезапно Зиглинда вздрагивает и прислушивается: она слышит, что прибыл Хундинг, который отводит в стойло своего коня. Она поспешно идет к двери и отворяет ее. Хундинг, вооруженный щитом и копьем, входит и, увидя Зигмунда, останавливается на пороге. Зиглинда, в ответ на недоумевающий взгляд Хундинга, дает объяснение случившемуся. Хундинг снимает с себя оружие и передает его Зиглинде. Он обращает внимание на сходство черт лиц Зигмунда и Зиглинды, но скрывает свое удивление и с деланым простодушием обращается к Зигмунду: `Где же так измучился ты?` Тогда гость во время ужина, который Хундинг приказал Зиглинде приготовить, рассказывает о себе. Его прозвище, говорит он, Ве-вальт, то есть Скорбный (нем. Wehwalt), поскольку жизнь его сурова и полна невзгод. Его сестра-близняшка была похищена его врагами; его отец - Вольфе, то есть Волк (нем. - Wolfe) исчез во время охоты. С тех пор он живет постоянно преследуемый злобными Нейдингами. Хундинг понимает, что его гость - это один из Вельзунгов, и потому его смертельный враг. Угрюмо и мрачно он позволяет ему разделить с ним ночлег, но утром они должны будут сразиться насмерть. Поскольку у Хундинга оружие имеется, а у Вевальта его нет, то исход сражения ясен: произойдет откровенное убийство.

Затем Хундинг приказывает жене приготовить ему его обычное ночное питье, и она, воспользовавшись моментом, всыпает в него снотворный порошок. Сделав это, она перехватывает взгляд гостя и тоже долгим взглядом явственно указывает ему с выразительной определенностью одно место на стволе ясеня. Но прежде, чем Зигмунду удается понять это ее послание, Хундинг замечает их обмен взглядами и приказывает ей отправиться в спальню, куда вскоре и сам следует за нею.

Сцена 3. Зигмунд остается один. Наступает ночь; зал освещен лишь слабым огнем очага. Зигмунд опускается на ложе близ огня и некоторое время сидит в молчаливом раздумье, охваченный сильным душевным волнением. Звучит его монолог, в котором он вспоминает, что отец завещал ему меч, который окажется у него в руках, когда он будет в беде.

Вдруг тлеющие в очаге дрова обваливаются: вспыхнувшее пламя внезапно бросает яркий свет на то место в стволе ясеня, на которое выразительным взглядом указала ему Зиглинда и где теперь ясно видна рукоять меча. В оркестре звучит триумфальный мотив меча, но герой его еще не понимает.

Огонь в очаге меркнет и в конце концов совсем затухает: на сцене полный мрак. Дверь спальни тихо отворяется. Появляется Зиглинда в белом одеянии и осторожными, но быстрыми шагами идет к очагу. Она склоняется к Зигмунду и рассказывает ему о мече. Он был вонзен в это дерево незнакомцем, появившимся в момент ее свадьбы; незнакомец сказал, что меч этот будет принадлежать тому, кто сможет его вырвать из ствола этого ясеня. Многие воины пытались это сделать, но всякий раз безуспешно. Но вот теперь `...ясно стало мне, - говорит Зиглинда, - чей привет утешил меня и кто лишь может меч достать могучей рукой...` Пока они говорили о мече, их страсть друг к другу становилась все сильнее. И вскоре они оказываются в объятиях друг друга. Большая входная дверь внезапно распахивается. На дворе - чудесная весенняя ночь. Лучи полной луны проникают в зал и светлым сиянием озаряют молодую пару, так что она вдруг становится видимой с полной отчетливостью: герой поет о весне и любви (`Wintersturme wichen dem Wonnemond` - `Мрак зимы теперь побежден весной`). Зиглинда страстно ему отвечает: `Du bist der Lenz` (`Ты этот Май`). Она в восторге охватывает руками его шею и глядит ему прямо в глаза. И вдруг они узнают Друг друга: оба они дети того странника, который вонзил этот меч в дерево - Вольфе, из рода Вельзунгов. Пусть теперь имя ее нежданного возлюбленного будет не Скорбный, а Зигмунд, а она - Зиглинда. Зигмунд вскакивает, мощным, напряженным движением вырывает меч из ствола и показывает его Зиглинде, охваченной изумлением и восторгом: `Зигмунд, сын Вель-зе пред тобой!` - восклицает он. Она бросается к нему на грудь. `Ты сестра мне, ты и жена мне, цвети же, Вельзунгов род`. С этими словами Зигмунда они скрываются в весеннем лесу, освещенном лунным сиянием.

Действие II

Вступление и Сцена 1. Зигмунд и Зиглинда вот уже некоторое время бегут от Хундинга, который пустился за ними в погоню, и Вотан (уже больше не Вольфе) предстает на скале среди диких ущелий, где он готовится к предстоящей битве между Зигмундом и Хундингом. С ним его любимая валькирия Брунгильда, которую он наставляет содействовать в битве Вельзунгам (то есть Зигмунду). Девушка-воительница счастлива и, перепрыгивая со скалы на скалу (по крайней мере, насколько это позволяют декорации), издает свой знаменитый воинственный клич `Хо-йо-то-хо!`. Но ее воодушевленный возглас несколько приглушается, когда она видит Фрикку, богиню-хранительницу домашнего очага, жену ее отца. Фрикка явилась сюда исполненная гнева, и Брунгильда считает за благо удалиться, оставив Вотана и Фрикку наедине.

Хундинг, по-видимому, приходил к Фрикке в поисках ее помощи, которую рассчитывал получить от богини-хранительницы брака как обманутый супруг. И, безусловно, у нее все моральные козыри в той партии, которая теперь разыгрывается. В брачном союзе близнецов Вельзунгов - Зигмунда и Зиглинды - она видит поругание святыни брака. Вотан обманывается, полагая, что, спасая Зигмунда, он получит героя, который решит проблемы с утраченным Кольцом - эти двое жалких человечков, Зигмунд и Зиглинда, считает Фрикка, не более чем кровосмесительные любовники; и не только она, Фрикка, не окажет им никакой помощи, но она требует, чтобы не было никакого вмешательства богов, Брунгильды в том числе. Никакой волшебной силой меча, который теперь в его, Зигмунда, руках! При известии о том, что меч у Зигмунда, Вотан вздрагивает. Фрикка замечает, какое впечатление произвели на Вотана сказанные ею слова. `Что же мне делать?` - вопрошает Вотан. `Вельзунга бросить! Пусть идет своей дорогой, - отвечает Фрикка. - Лишь сталь волшебства и меч свой разбей: Зигмунд будет сражен!` Вотан старается сохранить свое достоинство и приводит умозрительные доводы в оправдание своих сомнительных действии; но в конце концов он вынужден признать, что Фрикка несомненно права во всем, что она говорит. Удрученный, он соглашается со всеми требованиями Фрик-ки, и она переживает краткий миг триумфа, когда встречает возвращающуюся Брунгильду и говорит ей, чтобы та спросила своего почитаемого отца, кому теперь суждено будет одержать победу в предстоящем поединке.

Сцена 2. Теперь следует очень долгая сцена, в которой Вотан рассказывает своей любимой дочери практически все, что произошло в `Золоте Рейна`, и затем еще об Альберихе и Фафнере. На Фафнера он не может напасть сам ввиду своего договора с ним, по которому он отдал ему кольцо как плату за Фрейю, и его единственной надеждой было подвигнуть на это героя, который был бы в состоянии сразиться с великаном. Таким героем должен был стать Зигмунд - недаром Вотан закалял его волю в испытаниях скитальческой жизни. Теперь он должен отказаться от этого. Что касается Альбериха, то Эрда, в загадочное царство которой спускался Вотан, сказала ему, что любой из сыновей карлика сможет уничтожить богов. Хуже всего, что у Альбериха, несмотря на отвергнутую им любовь, есть беременная смертная женщина, `...она несет зависти плод, и зреет зло в лоне ее...` Итак, в предстоящем поединке Вотан приказывает Брунгильде: `Стой скромно за Фрикку, бейся за честь ее! Желание Фрикки - закон для меня`. Другими словами, Брунгильда должна обеспечить Хундингу победу над собственным сыном Вотана, Зигмундом. Но она категорически отказывается, так как сам Вотан, как она говорит, научил ее любить Зигмунда. Снова - на сей раз твердо и гневно - он настаивает на том, чтобы она подчинилась его требованию, после чего бурно удаляется и быстро исчезает в горах. Брунгильда долго сидит в испуге и оцепенении. С тяжелым сердцем она печально наклоняется и поднимает с земли копье и щит, которые она положила рядом с собой, и медленно удаляется.

Сцена 3. Поднявшись на горный хребет и заглянув вниз, в ущелье, Брунгильда видит приближающихся Зигмунда и Зиглинду; она смотрит на них несколько мгновений, затем направляется в пещеру к своему коню, совершенно исчезая таким образом из поля зрения зрителя. Несколько мгновений сцена пуста, и о приближающихся Зигмунде и Зиглин-де мы догадываемся по краткому оркестровому вступлению к этой сцене. Наконец они появляются на горном хребте. Зиглинда торопливо идет вперед, Зигмунд старается удержать ее. Он крепко прижимает ее к себе. Вдруг она вздрагивает, охваченная внезапным ужасом: предчувствуя недоброе и виня себя в том, что навлекла на любимого гнев богов, Зиглинда уговаривает Зигмунда оставить ее и спасаться самому, так как она не в силах больше идти. Обуреваемая мрачными видениями, она теряет сознание, но постепенно обморок переходит в глубокий сон. Зигмунд прислушивается к ее дыханию и убеждается, что она еще жива. Садясь сам, он опускает ее на землю возле себя, причем кладет ее голову себе на колени. Воцаряется долгое молчание, во время которого Зигмунд с нежной заботливостью склоняется над Зиглиндой и долгим поцелуем целует ее в лоб. В этом положении - с возлюбленной сестрой и женой в своих объятиях - Зигмунд остается до конца следующей сцены.

Сцена 4. Неожиданно перед ним предстает Брунгильда. Она торжественно сообщает Зигмунду, что он должен умереть и что она пришла, чтобы забрать его на Валгаллу, где он присоединится к другим героям. Его не спасет даже его волшебный меч, так как тот, кто ему его дал (Вотан), тот и лишил его силы. Все это Зигмунд воспринимает со спокойствием, но когда он узнает, что может лишиться Зиглинды и что она должна остаться на земле и вынашивать его сына, которым она уже беременна, он приходит в полное отчаяние. Он отказывается следовать на Валгаллу и заявляет: `Гелла примет меня!` - то есть, что он скорее готов отправиться в мир подземный, чем быть разлученным с Зиглиндой. Он даже заносит свой меч, чтобы убить спящую жену и так остаться с ней навсегда. Этот жест вызывает в Брунгильде сильнейшее, бурное сочувствие. Она восклицает: `Постой! Вельзунг! Слушай меня! Пусть живет Зиглинда, и Зигмунд, с нею живи! Так быть должно! Я жребий меняю`. Теперь она обещает защитить его в бою. Она быстро удаляется и исчезает вместе с конем в одной из боковых расселин. Зигфрид глядит ей вслед радостным и ободренным взором. На сцене постепенно темнеет: тяжелые грозовые тучи нависают над задним планом, и вскоре утесы скал, ущелье и горный хребет погружаются во мрак.

Сцена 5. За сценой слышны звуки преследующего Зигмунда Хундинга. Свет начинает меркнуть; и в полутьме Зигмунд целует на прощанье Зиглинду и затем поднимается на вершину скалы, чтобы встретить врага. В следующее мгновение молния прорезает мрачные грозовые тучи. Зиглинда пробуждается ото сна. Еще одна вспышка молнии и раскат грома. Зиглинда с возрастающим ужасом глядит по сторонам, она зовет Зигмунда. Из глубины сцены, с горного хребта, раздается призыв Хундинга Зигмунду. Из еще большей дали ему отвечает голос Зигмунда. Постепенно они сближаются. Завязывается бой. В сиянии ослепительного света появляется Брунгильда; она парит над Зигмундом и прикрывает его своим щитом. В тот момент, когда Зигмунд замахивается своим мечом (Нотунгом), намереваясь нанести смертельный удар Хундингу, слева из тучи прорывается красно-огненный свет; в этом свете виден Вотан, стоящий над Хундингом и протягивающий свое копье под удар Зигмунда. Брунгильда со своим щитом в страхе отступает перед Вотаном. Меч Зигмунда разбивается о протянутое копье. В этот момент Хундинг ударом своего копья поражает в грудь оставшегося без оружия противника. Зигмунд падает мертвым. Зиглинда, слышавшая его смертельный стон, с криком безжизненно опускается на землю. С падением Зигмунда свет с обеих сторон мгновенно исчезает; густая тьма туч окутывает всю сцену. В наступившей тьме смутно видна Брунгильда, в смятении спешащая к Зиглинде; она быстро поднимает Зиглинду на своего коня и тотчас же исчезает с нею. Тучи в середине сцены разрежаются, так что ясно видна фигура Хундинга. На скале позади него стоит Вотан, опираясь на свое копье и горестно глядя на тело Зигмунда. `Ступай, раб! Склонись к ногам Фрикки`, - обращается он к Хундингу. От презрительного мановения его руки Хундинг падает мертвым. И тут Вотан приходит в страшную ярость: `Но Брунгильда! Горе преступнице! Тяжко она искупит вину!` (ослушавшись его, бога Вотана). И он устремляется за валькирией.

Действие III

Сцена 1. Последнее действие начинается волнующим `Полётом валькирий` - симфонической картиной, знакомой каждому посетителю симфонических концертов, но производящей гораздо более сильное впечатление в оперном театре, когда поднимается занавес и музыка сопровождается самими девами-воительницами, летящими над горами, - сначала четырьмя, затем восемью, - кличащими друг друга знаменитым возгласом `Хо-йо-то-хо!`. Вид сцены завораживает: вершина скалистой горы; справа сцену окаймляет еловый лес, слева - вход в пещеру, над которой гора достигает своей высшей точки. В глубине сцены, над откосом, открываются дали. Утесистые камни разной величины образуют край откоса. Над обрывом, гонимые ветром, проносятся облака. Герхильда, Ортлинда, Вальтрата и Швертлейта - все в полном вооружении расположились на крайней вершине горы. Что касается авторского требования (таковы сценические ремарки), чтобы девушки скакали на лошадях и чтобы каждая из них везла с собой на Валгаллу тело убитого героя, то немного найдется театров - если они вообще существуют, - в которых мог бы быть собран такой талантливый женский хор, который смог бы исполнить эту сцену буквально как оперу `на скаку`. Из девяти дочерей Вотана и Эрды одна, правда, отсутствует. Это Брунгильда. И когда позже она появляется на сцене, то везет с собой не воина, а беременную женщину - Зиглинду. Брунгильда быстро объясняет своим сестрам, кто такая Зиглинда и почему Вотан преследует ее. Они боятся помочь ей, так как опасаются гнева их отца; тем не менее они говорят, что на Востоке великан Фафнер, превращенный в дракона, стережет Кольцо. Здесь - Брунгильда знает это наверняка - Зиглинда будет спасена от Вотана, поскольку он не осмелится приблизиться к этому месту. Она отдает Зиглинде подобранные осколки меча Зигмунда и говорит ей, что в один прекрасный день ее сын соединит их вместе. Взволнованная своей миссией быть матерью, Зиглинда благодарит свою спасительницу и быстро удаляется. Среди грома и черных туч на сцене появляется Вотан, и мы слышим его грозный возглас: `Брунгильда?`. Сестры стараются прикрыть собою Брунгильду и робко глядят в сторону леса, который теперь освещен ярким огненным сиянием, в то время как глубина сцены погрузилась в совершенный мрак. Их слова: `В гневе лютом Мститель идет` - открывают вторую сцену этого действия.

Сцена 2. В величайшем гневном возбуждении Вотан выходит из леса и, ища глазами Брунгильду, стремительно направляется к группе валькирий. Он непреклонен и требует, чтобы Брунгильда предстала перед ним. Она покорно, но твердо спускается с вершины утеса и останавливается на небольшом расстоянии от Вотана. Каков же будет его приговор? Отныне она ему больше не дочь и не будет впредь служить емy. Она больше не валькирия; он лишает ее божественных привилегий и сверхъестественной силы. Брунгильда будет лежать в глубоком сне, до тех пор пока не придет земной человек, который разбудит ее и возьмет себе в жены. Вновь ее сестры вступаются за нее; и снова Вотан обращается к ним. с предостережением, что любую из них, которая осмелится вступиться за Брунгильду, ждет такая же кара. Валькирии по его приказу покидают сестру, оставляя Брунгильду одну с отцом. Черные тучи плотной массой тянутся у края обрыва; слышен дикий шум в лесу. Яркая молния прорезает тучи. Вскоре буря стихает; грозные тучи постепенно рассеиваются. Наступают сумерки, а затем и ночь - время действия последней сцены.

Сцена 3. Вотан и Брунгильда, распростертая у его ног, остались одни. Она медленно поднимает голову и спрашивает Вотана (сначала робко, потом более уверенно): `Так ли позорно дело мое, что так позорно ты дочь свою казнишь?` С чудесной женской логикой она пытается доказать Вотану, что сделала лишь то, что он сам желал. Огонь гнева Вотана несколько стихает. Очень пространно и с глубокой скорбью он говорит ей, что они теперь навсегда должны разлучиться. Он крепким сном сомкнет ее глаза, и тот, кто разбудит ее, тот и станет ее мужем. И теперь она молит отца: `Но свяжут меня сна оковы, и я достанусь в добычу трусу! Одно исполнить ты должен: ты спящую скроешь оградою грозной, чтоб лишь бесстрашный, гордый герой здесь на скале меня нашел!` Вотан прощается с Брунгильдой. Он долгим поцелуем целует ее в оба глаза. Она в тихом изнеможении, закрыв глаза, опускается к нему на руки. Он нежно ведет ее и укладывает на моховом холме, над которым могучая ель раскинула свои ветви. Он глядит на нее и замыкает ее шлем. Взгляд его снова останавливается на фигуре спящей дочери, которую он теперь полностью закрывает большим стальным щитом валькирии. Затем он призывает Логе, бога огня, и приказывает ему, чтобы он окружил Брунгильду, погруженную в сон на скале, морем огня и чтобы пламя охраняло ее. Звучит знаменитое `Заклинание огня`. Вотан трижды ударяет копьем о камень. После третьего удара из камня вырывается огненный луч, постепенно разгорающийся в светлое пламя. Повелительным взмахом копья Вотан указывает огненному морю крайнюю окружность горы, где оно должно разлиться. `Кто знает страх перед этим копьем, тот не пройдет огня никогда!` - последние слова Вотана. Взором, полным муки, он оглядывается на Брунгильду и, пройдя сквозь пламя, удаляется.

Генри У. Саймон (в переводе А. Майкапара)

Х Свернуть
Скачать ноты
Тетралогия `Кольцо Нибелунгов` (II): опера `Валькирия`, WWV  86b (Вагнер)
Rec. 22 April 2011. Metropolitan Opera House, conductor James Levine. Brünnhilde - Deborah Voigt, Siegmund - Jonas Kaufmann, Sieglinde - Eva-Maria Westbroek [Act 1], Sieglinde - Margaret Jane Wray [Acts 2 & 3], Wotan - Bryn Terfel, Fricka - Stephanie Blythe, Hunding - Hans-Peter König, Gerhilde -Kelly Cae Hogan. Grimgerde - Mary Ann McCormick, Helmwige - Molly Fillmor, Ortlinde - Wendy Bryn Harmer, Rossweisse - Lindsay Ammann, Schwertleite - Mary Phillips, Siegrune - Eve Gigliotti, Wa
Добавил: art15 , 12.06.2015 05:18            (9)  
 
     
Правообладателям | По всем вопросам пишите на classic-online@bk.ru