Главная Гаэтано Доницетти Опера `Роберт Деверо` (1837)

Опера `Роберт Деверо` (1837),  (Доницетти)

Гаэтано Доницетти (1797–1848)

Опера `Роберт Деверо` (1837)

Скачать ноты

Выводить записи по: количеству прослушиваний | рейтингу исполнителя | алфавиту

Elisabetta - Montserrat Caballé, Duca di Nottingham - Mario D` Anna, Sara - Laura Londi, Roberto Devereux - Gianni Raimondi, Lord Cecil - Nereo Ceroni, Sir Gualtiero Raleigh - Carlo Micalucci. Record of a live performance at Teatro La Fenice, February, 10, 1972.
Добавил: Osobnyak , 10.07.2016 13:05            (0)  


Moscow 2016 Mariella Devia (soprano, Italy) Edgaras Montvidas (tenor, Lithuania) Nancy Fabiola-Herrera (mezzo-soprano, Spain) Konstantin Shushakov (baritone) Boris Rudak (tenor) Oleg Tsybulko (bass, Moldova) Igor Podoplelov (bass-baritone)
Добавил: hamerkop , 14.05.2016 12:35            (0)  


Запись 1969 года.
Добавил: D-503 , 27.04.2009 23:44            (4)  


Последние комментарии

mikrus72
  Роберт Деверо или граф Эссекс.
Премьера - 29 октября 1837 года в Неаполе в театре Сан-Карло.

Доницетти, Доницетти.. что ж с тобой сделали! Лишить композитора рассудка, все равно
что выколоть глаза художнику. Пожалуй уже не будет такого никогда в истории Италии. Такого
ужаса! Так не измывались ни над одним композитором. Такого отрытого чистого и по детски
наивного, доверчивого композитора не будет. После Доницетти итальянцы сделают выводы. И
научаться ценить художника. После этого будет конечно все хорошо. А понимание, как
известно приходит после трагедии. И жизнь Доницетти была такой трагедией, которая
сработала, как вакцина от человеческого идиотизма; спасла будущие поколение композиторов.
Научила общество ценит своих гениев, которые в таком изобилии приходили на землю Италии.
Чтобы писать музыку надо иметь чистую душу и открытое сердце. В открытое сердце плюнуть
легко, но именно такое сердце способно творить. И Сердце творило, пело, любило, доверяло.
И вот что интересно! Гаэтано сочинил «Роберт Деверо» поле ужасающих событий. Возможно ли
вообще такое!? Вот вопрос? Откуда силы!? С этой оперы, именно с этой, да и уже в этой, в
каждой ноте, Доницетти думает о смерти. «Деверо» это автопортрет душевной не заживаемой
раны Доницетти. Умирает отец, потом три дочери одна за одной. Потом от скарлатины умирает
Вирджиния. Возможна ли большая нагрузка на сердце человека. Как он собрался и написал
«Деверо» остается загадкой. Лирическая трагедия в трех актах стала стартом его постоянных
дум о самоубийстве. И до самого конца он будет думать о смерти неотступно, пока рассудок
не покинет его. Уже в увертюре в весь масштаб душеной боли развернут маэстро с
потрясающей чувственность. Нет, он не пишет «Деверо», он пишет себя и только себя. Отныне
он будет писать себя. Как и Россини он писал с легкость, и быстротой. Он использовал
школу и не отвергал традиции. У него не было проблем с творчеством. Музыка переполняла
его. Чего не скажешь о его жизни! Отныне он будет видеть везде образ свое жены. Не
упоминать ее имя в письмах и ставит многоточия. И даже попав в психушку, даже там он будет
любить Вирджинию. Видимо таково свойство любви. Даже при утраченном рассудке состояние
этого огня не покидает человека. Доницетти наивен. Как ребенок. А большой ребенок может
попасть в беду. Ну и пусть. Зато он может творить. А это главное!
. После нападения полиция. Его еще осознающего обманули. Уговорили сесть в карету.
Повезли якобы в Милан. Карета якобы сломал колесо. Выходит кучер и просит Доницетти выйти
. В это момент к прогуливающемуся Доницетти подходит неизвестный. Но для меня то он
известный. Это доктор Монро. Он нагло лжет Маэстро . Предлагает ему отдохнуть в гостинице
неподалеку. Пока «чинят» коляску. Гаэтано верит! Как верит ребенок взрослому, который
обещает сходить с ним в кино, а сам забывает об этом через минуту. Доницетти верит. И
идет! Доницетти доверят , не сомневается. Он входит в здание. Ворота за ним закрываются.
Ловушка захлопнулась! Он в дурдоме. Но даже там его обманывают. И только душераздирающие
крики сумасшедших под окнами его палаты, начинаю наводить на мысли. Он требует ,
умоляете отпустить, но все тщетно. Друзей не пускаю. Постоянно орет какая-то женщина. Над
Доницетти издевается Монро. Ему нужны его деньги, и только деньги. Пока Маэстро в клинике,
денежный поток идет в карман Монро. Маэстро восстанет!! Он буде бороться. Его изобьют
санитары и признаю буйно помешанным. С Этого момента маэстро сломлен. Нежнейший цветок
сломан и растоптан.. Чему удивляться, ведь низшее всегда побеждает высшее. Бросьте камень
в розу и Вы в этом убедитесь. Такого не было до, и не будет после. Да.. его вытащат с
трудом. Но будет поздно. Слишком поздно! А можно ли по другому!? . Можно ли писать такую
музыку и быть камнем. Это невозможно. Да! Италия научилась многому. А главное ценить свои
богатства.
А о чем же опера. Она о любви. И только о ней. О ревности женщины и силе ее власти. О
дуэли между мужчинами. О казни и Смерти. И еще раз Смерти! Вот что хочет Доницетти. Ох
хочет стать призраком. Он хочет к семье. Он устал. Но это невозможно. Пока невозможно!
Не хочется писать о сильных и слабых сторонах. Это не опера а «рана». А раненного
композитора лучше слушать наслаждаясь мастерством и силой школы.
ATTILA
  mikrus72 писал(а):
Роберт Деверо или граф Эссекс.
Премьера - 29 октября 1837 года в Неаполе в театре Сан-Карло.

Доницетти, Доницетти.. что ж с тобой сделали! Лишить композитора рассудка, все равно
что выколоть глаза художнику. Пожалуй уже не будет такого никогда в истории Италии. Такого
ужаса! Так не измывались ни над одним композитором. Такого отрытого чистого и по детски
наивного, доверчивого композитора не будет. После Доницетти итальянцы сделают выводы. И
научаться ценить художника. После этого будет конечно все хорошо. А понимание, как
известно приходит после трагедии. И жизнь Доницетти была такой трагедией, которая
сработала, как вакцина от человеческого идиотизма; спасла будущие поколение композиторов.
Научила общество ценит своих гениев, которые в таком изобилии приходили на землю Италии.
Чтобы писать музыку надо иметь чистую душу и открытое сердце. В открытое сердце плюнуть
легко, но именно такое сердце способно творить. И Сердце творило, пело, любило, доверяло.
И вот что интересно! Гаэтано сочинил «Роберт Деверо» поле ужасающих событий. Возможно ли
вообще такое!? Вот вопрос? Откуда силы!? С этой оперы, именно с этой, да и уже в этой, в
каждой ноте, Доницетти думает о смерти. «Деверо» это автопортрет душевной не заживаемой
раны Доницетти. Умирает отец, потом три дочери одна за одной. Потом от скарлатины умирает
Вирджиния. Возможна ли большая нагрузка на сердце человека. Как он собрался и написал
«Деверо» остается загадкой. Лирическая трагедия в трех актах стала стартом его постоянных
дум о самоубийстве. И до самого конца он будет думать о смерти неотступно, пока рассудок
не покинет его. Уже в увертюре в весь масштаб душеной боли развернут маэстро с
потрясающей чувственность. Нет, он не пишет «Деверо», он пишет себя и только себя. Отныне
он будет писать себя. Как и Россини он писал с легкость, и быстротой. Он использовал
школу и не отвергал традиции. У него не было проблем с творчеством. Музыка переполняла
его. Чего не скажешь о его жизни! Отныне он будет видеть везде образ свое жены. Не
упоминать ее имя в письмах и ставит многоточия. И даже попав в психушку, даже там он будет
любить Вирджинию. Видимо таково свойство любви. Даже при утраченном рассудке состояние
этого огня не покидает человека. Доницетти наивен. Как ребенок. А большой ребенок может
попасть в беду. Ну и пусть. Зато он может творить. А это главное!
. После нападения полиция. Его еще осознающего обманули. Уговорили сесть в карету.
Повезли якобы в Милан. Карета якобы сломал колесо. Выходит кучер и просит Доницетти выйти
. В это момент к прогуливающемуся Доницетти подходит неизвестный. Но для меня то он
известный. Это доктор Монро. Он нагло лжет Маэстро . Предлагает ему отдохнуть в гостинице
неподалеку. Пока «чинят» коляску. Гаэтано верит! Как верит ребенок взрослому, который
обещает сходить с ним в кино, а сам забывает об этом через минуту. Доницетти верит. И
идет! Доницетти доверят , не сомневается. Он входит в здание. Ворота за ним закрываются.
Ловушка захлопнулась! Он в дурдоме. Но даже там его обманывают. И только душераздирающие
крики сумасшедших под окнами его палаты, начинаю наводить на мысли. Он требует ,
умоляете отпустить, но все тщетно. Друзей не пускаю. Постоянно орет какая-то женщина. Над
Доницетти издевается Монро. Ему нужны его деньги, и только деньги. Пока Маэстро в клинике,
денежный поток идет в карман Монро. Маэстро восстанет!! Он буде бороться. Его изобьют
санитары и признаю буйно помешанным. С Этого момента маэстро сломлен. Нежнейший цветок
сломан и растоптан.. Чему удивляться, ведь низшее всегда побеждает высшее. Бросьте камень
в розу и Вы в этом убедитесь. Такого не было до, и не будет после. Да.. его вытащат с
трудом. Но будет поздно. Слишком поздно! А можно ли по другому!? . Можно ли писать такую
музыку и быть камнем. Это невозможно. Да! Италия научилась многому. А главное ценить свои
богатства.
А о чем же опера. Она о любви. И только о ней. О ревности женщины и силе ее власти. О
дуэли между мужчинами. О казни и Смерти. И еще раз Смерти! Вот что хочет Доницетти. Ох
хочет стать призраком. Он хочет к семье. Он устал. Но это невозможно. Пока невозможно!
Не хочется писать о сильных и слабых сторонах. Это не опера а «рана». А раненного
композитора лучше слушать наслаждаясь мастерством и силой школы.
Сколько боли и
страдания!
Когда человечество наконец насытится и поймет, что так жить нельзя!
myma
  В интернете нет полной биографии, даже ссылок на такую книгу, только биографические
статьи. Может быть есть такие книги на итальянском?
Что там с ним случилось в 48 лет? Пишут `общее нервное расстройство`, `разбил паралич`,
`умер в параличе и полном безумии`.
Диагноз `паралич` в сочетании с `полным безумием` наводит на мысль, что там был
нейросифилис. Тогда это не умели лечить, и его было много.
А если это так, то его не `сломили и растоптали` злые люди - тот же врач-рвач-психиатр!
Не умели лечить!
myma
  Elizabeth, Queen of England - Beverly Sills, Robert Devereux, Earl of Essex - Robert
Ilosfalvy, Duke of Nottingham - Peter Glossop, Sara, Duchess of Nottingham - Beverly
Wolff, Lord Cecil - Kenneth MacDonald, Sir Walter Raleigh - Don Garrard, a Page - Gwynne
Howell, a Servant of Nottingham - Richard van Allan.
Ambrosian Opera Chorus, chorus master - John McCarty,
Royal Philarmonic Orchestra conductor Charles Mackerras.
 
 

 
 
     
Правообладателям | По всем вопросам пишите на classic-online@bk.ru