Главная Джакомо Пуччини Опера `Богема`

Опера `Богема`,  (Пуччини)

Джакомо Пуччини (1858–1924)

Опера `Богема`

Скачать ноты

Оригинальное название — La bohème.

Опера в четырех действиях Джакомо Пуччини на либретто (по-итальянски) Джузеппе Джакозы и Луиджи Иллики со значительным участием Джулио Рикорди и самого...Читать дальше
Оригинальное название — La bohème.

Опера в четырех действиях Джакомо Пуччини на либретто (по-итальянски) Джузеппе Джакозы и Луиджи Иллики со значительным участием Джулио Рикорди и самого композитора, основанное на некоторых эпизодах из романа Анри Мюрже «Сцены из жизни богемы».

Действующие лица:

Мими, швея (сопрано)
Рудольф, поэт (тенор)
Марсель, художник (баритон)
Коллен, философ (бас)
Шонар, музыкант (бapитoн)
Бенуа, домохозяин (бас)
Альциндор, государственный советник и воздыхатель Мюзетты (6ас)
Парпиньоль, бродячий продавец игрушек (тенор)
Таможенный сержант (бac)
Мюзетта, гризетка (сопрано)

Время действия: около 1830 года.
Место действия: Париж.
Первое исполнение: Турин, театр «Реджо», 1 февраля 1896 года.

Вечер 1 февраля 1896 года в оперном театре в Турине. Блестящее общество собралось, чтобы услышать мировую премьеру новой оперы Джакомо Пуччини, автора снискавшей национальный успех «Манон Леско». Дирижер — двадцативосьмилетний Артуро Тосканини, репутация которого уже такова, что американские критики писали после его исполнения «Гибели богов», что «во всем Нью-Йорке он был единственным, кто удостоился чести быть приглашенным дирижировать этой оперой». При таких благоприятных обстоятельствах премьеру оперы, ставшей впоследствии одной из самых любимых итальянских опер, должен был ждать ошеломляющий успех. Этого, однако, не произошло. Опера не провалилась, но прием публики был, можно сказать, чуть лучше, чем равнодушный (холодный), да и критики отнюдь не были единодушны в выражении симпатии к ней. Один из них зашел настолько далеко, что назвал ее «пустой, совершенно инфантильной». Премьера в «Метрополитен-опера» в 1900 году удостоилась нескольких еще более худших эпитетов. «Богема», — писала «Tribune», — низкая по сюжету, шумная и пустая по музыке, глупая и нелогичная... опера«.

Но далеко не все критики разделяли эту ошибочную оценку. Несмотря на мнения многих музыкантов, профессиональные критики в глазах потомков чаще в своих суждениях оказываются правы, чем не правы. В данном конкретном случае никто не оценил значение оперы точнее, чем издатель Пуччини Джулио Рикорди. За три месяца до премьеры Рикорди, непосредственно вмешивавшийся в работу композитора и либреттиста на протяжении всех трех лет, пока создавалась опера, писал: «Дорогой Пуччини, если ты на сей раз не создашь шедевра, я поменяю профессию и пойду торговать колбасой!»

ДЕЙСТВИЕ I
В мансарде

(Каждому действию оперы Пуччини предпослал в виде эпиграфа небольшую цитату из романа Анри Мюрже. Вот та, что относится к первому действию:

«...Мими была грациозная девушка двадцати двух лет; маленькая, деликатная. Она вполне соответствовала идеалам Рудольфа. Лицо ее тончайших очертаний казалось изящным наброском аристократического портрета. Молодая кровь била ключом и придавала ей очаровательный бледно-розовый бархатистый тон камелии, но... не силы и здоровье... Такою полюбил ее Рудольф. Особенно приводили его в восторг ручки Мими. Она умела, несмотря на работу, сохранить их чарующую нежность и белизну...»)

Первое действие оперы происходит в Париже в канун Рождества в 30-е годы XIX века. Занавес поднимается с первыми звуками оркестра. Мансарда Рудольфа и Марселя, двоих из четырех друзей, принадлежащих к артистической братии, беспечных и бедных. В большое окно видны заснеженные крыши домов, трубы. Вход посередине слева. Стол, кровать, четыре стула. Везде разбросаны книги, бумаги; два подсвечника. Марсель — так зовут молодого художника, конечно, гениального — созерцательно смотрит в окно. Сейчас он работает над картиной «Переход через Красное море». Руки зябнут, он то и дело растирает их и часто меняет положение. Он жалуется своему другу, поэту Рудольфу, тоже гениальному, на ужасный холод. В камине уже давно нет дров. Рудольфу приходит в голову блестящая идея: он разожжет его бумагой, на которой написал свою пятиактную трагедию. Приходит Коллен, философ (гениальный), вконец окоченевший на улице, он греет руки. Последним является Шонар, которому чудесным образом удалось раздобыть еды и вина. Он пытается рассказать, как это у него получилось: один англичанин нанял его играть (он ведь гениальный музыкант) для... своего попугая, пока птичка не умрет (музыканта никто не слушает, все торопятся приступить к трапезе). Так Шонар играл три дня, а попугай все не умирал. И тогда Шонар приготовил попугаю снадобье из петрушки, после чего птичка сразу же околела. Тогда-то англичанин и заплатил за музицирование. В разгар общего веселья в мансарду к четырем друзьям является Бенуа, домохозяин, и требует платы за жилье. Его угощают вином и вскоре выставляют — достаточно бесцеремонно — из комнаты, ничего не заплатив. Шонар, Марсель и Коллен отправляются в кафе «Момю», оставив дома Рудольфа, который объяснил, что должен закончить одну статью. Спустя немного времени раздается нерешительный стук в дверь. Это прелестная молодая соседка, у которой погасла свеча. Рудольф приглашает ее зайти в комнату. Она, сдерживая приступ кашля, садится, а Рудольф угощает ее бокалом, вина. Он зажигает ей свечу, и она уходит, но вскоре возвращается, потому что ей кажется, что она уронила здесь свой ключ. Рудольф любезно ищет его. Пока они ищут ключ, свеча гаснет, и Рудольф крепко сжимает ее руку. Это повод, чтобы спеть чудесную арию «Che gelida manina» («Холодная ручонка»), в которой он рассказывает о своей жизни и работе. Когда он кончает свой рассказ, девушка отвечает ему столь же выразительной арией «Mi chiamano Mimi» («Зовут меня Мими»); на сей раз это ее рассказ о ее жизни швеи. Рудольф и Мими теперь совершенно влюблены друг в друга. В этот момент они слышат внизу в кафе громкие голоса друзей. Рудольф подает девушке руку, и они отправляются, чтобы присоединиться к веселой компании друзей в кафе «Момю».

ДЕЙСТВИЕ II
В Латинском квартале

«...Густав Коллен, великий философ; Марсель, великий живописец; Рудольф, великий поэт, и Шонар, великий музыкант (таковы, конечно, были их мечты), посещали регулярно кафе „Момю“. Их прозвали там „четырьмя мушкетерами“, ибо они были неразлучны, вместе приходили, вместе сидели, играли и уходили, подчас задалживая, тоже вместе... Мюзетте было двадцать лет, много кокетства, порядочно самолюбия и никакого правописания. Душа общества на пирушках Латинского квартала; то роскошная карета, то просто омнибус, то квартира на улице Бреда, то комната в Латинском квартале. Что прикажете делать? Мне то и дело необходимо развернуться и вздохнуть. Жизнь моя — это песня. Что ни строфа — новая любовь... Но Марсель в ней — красная строка».)

Второе действие оперы происходит на улице. Латинский квартал Парижа. Площадь на перекрестке улиц. Разные лавочки, слева кафе «Момю». Вечер. Канун Рождества. Продавцы и лавочники громко хвалят свои товары. В толпе Рудольф с Мими. Коллен около продавщицы старого платья. Шонар около старьевщика рассматривает трубку и рог.

Марсель снует во все стороны. Несколько человек сидят перед кафе. Лавочки увешаны фонариками. Теперь друзья встречаются у кафе «Момю», садятся здесь за столик. Вступление ко второму действию по преимуществу представляет собой музыкальное описание веселья накануне Рождества. Все в праздничном настроении и покупают по этому случаю всяческие безделушки (совершенно им ненужные). Рудольф представляет свою новую девушку друзьям, а также присоединившемуся к ним богатому джентльмену по имени Альциндор, и теперь веселая и разросшаяся компания занимает столик по соседству. Девушка, которую привел с собой Альциндор, это Мюзетта, в прошлом пассия Марселя. Ей надоело проливать слезы с этим ее богатым старым поклонником, она отчаянно пытается восстановить свои отношения со своим прежним возлюбленным. Поначалу Марсель не обращает на нее внимания, но когда она поет свою знаменитую песню в ритме вальса «Quando m’en vo’ soletta per la viva» («Я весела, меня такой все знают...»), он сдается.

Вдруг Мюзетта пронзительно вскрикивает: ее туфелька, говорит она, — просто наказание для нее. Это хитрая уловка: так она хочет хоть на несколько минут избавиться от Альциндора, отправив его с туфлей к сапожнику. Когда он, недовольный, уходит, чтобы найти другую пару туфель, Мюзетта с радостью присоединяется к своим артистическим друзьям. Слышатся звуки веселого военного оркестра, марширующего по улице во главе с тамбурмажором. За ним бегут уличные мальчишки и все остальные. К веселой процессии присоединяются и наши друзья-художники и обе их подружки. Вернувшийся Альциндор застает опустевшее кафе, а на столике счет на довольно большую сумму за всех, кто здесь веселился.

ДЕЙСТВИЕ III
У заставы

(«Голос Мими особенным звуком отдавался в сердце Рудольфа: в нем было что-то скорбное. Впрочем, Рудольф любил ее ревниво, странно, истерично... Двадцать раз они готовы были разойтись. Надо признаться, что их совместная жизнь была невыносима, но среди бурных порывов несогласия они все-таки находили оазис взаимной любви... Наутро те же споры. Мюзетта по наследственной болезни или просто по инстинкту страдала слабостью к нарядам. Это курьезное создание, едва увидев свет Божий, должно было потребовать зеркало. Если чувство любви было доступно Мюзетте, то любила она одного Марселя — и то только потому, что он один умел заставить ее страдать. Удовольствие же было для нее насущным вопросом жизни...»)

Довольно холодное утро у одной из застав Парижа. Прямо — решетчатая ограда, за решеткой — бульвар, и в глубине виднеется дорога на Орлеан, теряющаяся среди высоких домов в февральском тумане; в глубине караульная будка налево — таверна и ворота заставы, направо — начало улицы, ведущей прямо в Латинский квартал. Над входом в таверну вместо вывески картина Марселя «Переход через Красное море» под которой большими буквами значится «Город Марсель». При поднятии занавеса расцвет чуть брезжит. Рабочие требуют у сонных таможенников — и в конце концов получают — разрешение пройти в город. Прозрачные холодные звучания оркестра великолепно передают атмосферу, заставляющую прямо-таки дрожать от холода. Бедная Мими, очень больная, зовет из трактира Марселя; тот живет здесь с Мюзеттой. Она жалобно рассказывает художнику о своих постоянных пререканиях с ревнивым Рудольфом, который вот и теперь, после их очередной ссоры, бросил ее и находится здесь, в трактире. Когда Рудольф выходит, она скрывается за деревом и слышит, как ее возлюбленный говорит Марселю, как безнадежно больна Мими и как было бы разумно им расстаться. Неожиданно он слышит ее кашель и поворачивается в ее сторону с состраданием. Марсель тем временем уходит в дом, так как слышит веселый смех Мюзетты и подозревает, что она опять с кем-то флиртует. В своей трогательной арии «Addio, senza rancor» («Прощай и не сердись») Мими предлагает Рудольфу расстаться. В щемящем дуэте, который следует за этим разговором, они высказывают надежду, что по весне они снова будут вместе. Но дуэт перерастает в квартет, когда к их разговору присоединяются реплики ссорящихся Марселя и Мюзетты, доносящиеся из таверны. Контрастное звучание партий ссорящейся пары и другой, которую обуревают страстные чувства, создает великолепное окончание этого действия — один из чудеснейших квартетов во всей итальянской опере. И прежде чем он закончится, Рудольф и Мими решают остаться вместе, в то время как вторая пара совершено определенно распадается.

ДЕЙСТВИЕ IV
В мансарде

(«Прошло время, и наши друзья опять одиноки и в той же мансарде. Мюзетта тем временем сделалась чуть ли не важной персоной. Марсель уже месяца четыре не встречался с ней. Мими тоже. Рудольф ничего не слыхал о ней, но забыть ее не мог. В минуты тоски и одиночества он доставал оставленную ею косынку и покрывал ее поцелуями».)

В заключительном действии оперы мы вновь оказываемся в мансарде Марселя и Рудольфа. Художник пытается рисовать, поэт — писать. Но они не могут не думать о Мими и Мюзетте, с которыми они теперь опять разлучены. Потому они поют дуэт «Ah, Mimi tu piu non torni» («О Мими! Ты не вернешься»). Вся атмосфера меняется, когда их друзья, Коллен и Шонар, возвращаются с провизией. Все четверо теперь ведут себя как дети: они изображают, будто они на званом приеме у короля. Они танцуют смешные танцы. Такое аристократическое торжество не может обойтись без «рыцарского поединка», и затевается шуточная дуэль. Но это веселье тут же прекращается, когда в комнату вбегает запыхавшаяся Мюзетта. Вместе с нею их прежняя подруга Мими. Мюзетта очень опасается за нее, так как чувствует, что жизнь покидает Мими. С большим трудом, шатающейся походкой входит бедная девушка, она без сил опускается на постель. Пока она тихо говорит Рудольфу, как ей холодно, остальные изо всех сил стараются ей помочь. Мюзетта просит Марселя послать продать ее серьги, чтобы купить ей муфту, о которой она мечтает, чтобы согреть свои руки, и оплатить врача. Коллен в небольшой трогательной арии «Vecchia zimarra» («Плащ старый неизменный...») прощается со своим плащом — он намеревается продать его ради Мими, это единственное, что он может сделать для нее. Двое : влюбленных наконец остаются одни и поют грустный дуэт о прежнем счастье. Мими, теряя силы, засыпает, и, когда другие возвращаются, Мюзетта готовит лекарства. Пока Рудольф вешает плащ Мими на окно, чтобы не так ярко бил свет, Шонар склоняется к ней и убеждается — к своему ужасу, — что она умерла. Поначалу никто не решается сказать об этом Рудольфу. Но он видит выражения их лиц и в отчаянии кричит: «Mimi, Mimi!» («Мими, Мими!»). Он мчится через комнату и бросается к постели девушки, которую отчаянно любил.

Postscriptum по поводу исторических обстоятельств. В своем обстоятельном эссе, озаглавленном «Прототипы «Богемы», Жорж Марек идентифицировал прототипы персонажей этой оперы. Большинство приводимых ниже сведений заимствованы из этого эссе.

Рудольф. Это был Анри Мюрже, автор автобиографической новеллы «Сцены из жизни богемы», опубликованной в 1848 году и послужившей источником для либретто. В молодости он, во многом подобно Рудольфу, что-то безуспешно пописывал. Он делил со своими друзьями не только убогое жилище, но и одну-единственную пару брюк. Пьеса, написанная им в соавторстве с Барье на основе его романа, принесла ему такой успех, что Мюрже смог расстаться с богемой, что он и сделал.

Мими. Главной моделью для нее была болезненная гризетка по имени Лючия. И действительно, Мими в опере сообщает нам свое подлинное имя — Лючия. Она была очаровательная, имела не очень легкий характер и умерла от туберкулеза легких. Произошло это не в мансарде, а в больнице, и Рудольф-Мюрже не узнал об этом вовремя и потому не смог забрать тело. Оно было передано для вскрытия на занятиях студентов-медиков.

Марсель. Этот образ получился в результате соединения характерных черт двух друзей Мюрже, оба художники — один по имени Лазарь, другой — Табар. Лазарь был очень преуспевающим (для представителя богемы), а Табар — очень талантливым. Быть может, в этом есть некая мораль.

Коллен. Еще один продукт соединения двух характеров — философов-писателей по имени Жан Валлон и Трападокс. Последний ходил в костюме, который обычно на сцене носит Коллен — высокая шляпа и длинный зеленый сюртук. Но именно Валлон всегда носил с собой книги, как это делает Коллен во II действии оперы.

Шонар. Его настоящим именем было Александр Шанне, немного художник, немного писатель, немного музыкант. (Во II действии оперы он покупает французский рожок). Его автобиография «Сувениры Шонара» описывает его друзей из круга богемы. Но ко времени ее создания он, однако, завязал с богемой и стал преуспевающим изготовителем всевозможных игрушек.

Мюзетта. Она списана в значительной степени с некоей модели, которая, процитируем Марека, «имела непостоянные связи с постоянными клиентами». Впоследствии она утонула, когда на пароходе плыла через Средиземное море.

Бенуа. Это подлинное имя домовладельца. Его дом был на улице Рю де Каннетте. Мими-Лючия, а не Рудольф-Мюрже была его постоялицей, перед тем как скончаться.

Кафе «Момю». Это настоящее название любимого в кругах парижской богемы заведения. Его адрес был: 15 Rue des Pretres, St. Germain l’Auxerrois.

Генри У. Саймон (в переводе А. Майкапара)

Х Свернуть

Выводить записи по: количеству прослушиваний | рейтингу исполнителя | алфавиту

Mimì: Bidú Sayao, Rodolfo: Ferruccio Tagliavini, Musetta: Mimi Benzell, Marcello: John Brownlee, Schaunard: Hugh Thompson, Colline: Nicola Moscona, Benoit: Salvatore Baccaloni, Alcindoro: Salvatore Baccaloni, Parpignol: Lodovico Oliviero, Sergeant: Lawrence Davidson, Metropolitan Opera House, January 31, 1948 Matinee Broadcast
Добавил: rudross , 04.09.2011 14:35            (0)  


Анна Нетребко - Mimi, Rolando Villazon - Rodolfo, Nicole Cabell - Musetta, Boaz Daniel - Marcello, Stephane Degout - Schaunard, Виталий Ковалёв - Colline.
Добавил: Osobnyak , 30.04.2016 21:51            (0)  


1956/ Хор и оркестр RCA Victor. Хор мальчиков Columbus. Дир. Томас Бичем./ Виктория де Лос Анхелес (Мими), Юсси Бьёрлинг (Рудольф), Лусине Амара (Мюзетта), Роберт Меррилл (Марсель), Джон Рирдон (Шонар), Джорджо Тоцци (Коллен). Фернандо Корена (Бенуа; Альсиндор), Уильям Нар (Парпиньоль), Джордже Дель Монте (таможенный сержант), Томас Пауэлл (таможенник).
Добавил: alebaranov , 09.07.2016 14:53            (1)  


Mimi - Maria Callas; Rodolfo - Giuseppe di Stefano; Musetta - Anna Moffo; Marcello - Rolando Panerai; Colline - Nicola Zaccaria; Schaunard - Manuel Spatafora. Chorus and Orchestra of La Scala, Milan. Cond. Antonio Votto. Rec. August-September 1956.
Добавил: ulyanka , 17.11.2012 11:12            (0)  


Хор и оркестр театра Ла Скала. Дирижер Умберто Берреттони. Б.Джильи - Рудольф, Л.Альбанезе - Мими, Татьяна Менотти - Мюзетта, Афро Поли - Марсель, Аристиде Баракки - Шонар, Дуилио Баронти - Коллин, Карло Скаттола - Бенуа и Альсиндор, Нелло Палаи - Парпиньоль. Май 1938.
Добавил: alebaranov , 05.08.2015 18:12            (0)  


Rodolfo - Luciano Pavarotti, Mimi - Mirella Freni, Musetta - Elizabeth Harwood, Marcello - Rolando Panerai, Colline - Nicolai Ghiaurov, Schaunard - Gianni Maffeo, Benoit/Alcindoro - Michel Sénéchal, Parpignol - Gernot Pietsch, Sergente dei doganieri - Hans-Dieter Appelt, Un doganiere - Hans-Dietrich Pohl.Запись - октябрь 1972 г., Берлин.
Добавил: Osobnyak , 18.02.2017 13:01            (1)  


Milan , La Scala, 30 March , 1979 ; Live Recordings, La Scala Milan Orchestra & Chorus, Mimi : Ileana Cotrubas, Rodolfo : Luciano Pavarotti, Marcello : Lorenzo Saccomani, Musseta : Lucia Popp, Schaunard : Giorgio Giorgetti, Colline : Evghenij Nesterenko, Parpignol : Saverio Porzano, Benoit : Claudio Giombi, Alcindore : Alfredo Giacomotti, Sergente dei Doganieri : Carlo Meliciani, Un Doganiere : Giuseppe Morresi, Un Venditore : Regolo Romani.



На НЕМЕЦКОМ языке. Хор и симфонический оркестр Баварского радио. Дирижер Клеменс Краусс. Труде Эйпперле (Мими), Карл Теркал (Рудольф), Вильма Липп (Мюзетта), Альфред Пёлль (Марсель), Карл Хоппе (Шонар), Ганс Германн Ниссен (Коллин), Георг Витер (Бенуа), Эмиль Граф (Альсиндор), Карл Крейлле (Парпиньоль), Франц Вейсс (Офицер), Вульф фон Лохнер (таможенный сержант). 1951
Добавил: alebaranov , 19.09.2015 13:06            (1)  


Mimi - Anna Moffo, Musetta - Mary Costa, Rodolfo - Richard Tucker, Marcello - Robert Merrill, Colline - Giorgio Tozzi, Schaunard - Philip Maero, Benoit - Fernando Corena, Alcindoro - Giorgio Onesti, Parpignol - Adelio Zagonara. Запись 1961 г.
Добавил: Osobnyak , 28.05.2016 03:21            (0)  


Mimi - Kiri Te Kanawa, Musetta - Nancy Gustafson, Rodolfo - Richard Leech, Marcello - Alan Titus, Schaunard - Gino Quilico, Colline - Roberto Scandiuzzi, Benoоt - Carlos Chausson, Parpignol - Barry Banks, Alcindoro - Alan Ewing. Запись - июнь и декабрь 1994 г., Лондон.
Добавил: Osobnyak , 20.02.2017 01:18            (0)  


На русском языке. Исполнители: Рудольф — С.Лемешев, Марсель — П.Лисициан, Мими — И.Масленникова. Запись 1955г.
Добавил: Modya , 26.09.2009 19:00            (0)  


На русском языке. Исполнители: Рудольф - И.Козловский, Марсель - И.Бурлак, Мими - Е.Шумская. Запись 1956 г.
Добавил: Ledoct , 30.10.2011 20:55            (1)  


1958. Оркестр и хор Национальной академии Санта Чечилия. Дир. Туллио Серафин./ Рената Тебальди (Мими), Карло Бергонци (Рудольф), Джанна Д’Анджело (Мюзетта), Этторе Бастианини (Марсель), Чезаре Сиепи (Коллини), Ренато Чезари (Шонар), Фернандо Корена (Бенуа; Альсиндор), Пьеро Де Пальма (Парпиньоль), Аттилио Д`Ораци (Сержант таможни), Джорджо Онести (Таможенник).
Добавил: D-503 , 28.04.2009 20:38            (2)  


Исполнители: Рудольф – Ж. Пирс, Марсель – Ф. Валентино, Шонар – Д. Чехановски, Коллен – Н. Маскона, Бенуа – С. Баккалони, Альциндор – С. Баккалони, Мими – Л. Альбанезе, Мюзетта – Э. Маккнайт. Хор и оркестр NBC, дирижёр А. Тосканини. Нью-Йорк, 1946 г.
Добавил: denisevstuin , 05.12.2013 10:29            (0)  


Placido DOMINGO (Rodolfo); Montserrat CABALLÉ (Mimi); Sherrill MILNES (Marcello); Judith BLEGEN (Musetta); Ruggero RAIMONDI (Colline); Vicente SARDINERO (Schaunard); Noel MANGIN (Benoît). Wandsworth School Boy`s Choir, Russell Burgess (director). Recorded in 1974 at Walthamstow Town Hall, London, England.
Добавил: Gabisou , 07.10.2015 00:40            (0)  


Последние комментарии

alebaranov
  Существует также `живая` запись `Богемы` с Бьёрлингом: 25 декабря 1948, Нью-Йорк, дир.
Антоничелли.
Osobnyak
  И этой хрестоматийной записи столько лет не было? Ну, Караян вообще... раритет.
alebaranov
  У Кл.Крауса есть еще одна запись `Богемы` - 1940 г., тоже на немецком языке и с той же
Мими; но в ней, к сожалению, не сохранилась одна пластинка, 87 тактов в середине 3-го
действия.
Ledoct
  Очень интересно, в середине 50х годов (1955 - 1956) записывают дважды в течение года
`Богему` с одним дирижером (С.Самосуд)и разными составами исполнителей (Лемешев -
Козловский, Лисициан - Бурлак, Масленникова - Шумская). Нечастый случай в истории
советской грамзаписи. Тем интереснее сравнить исполнения... Теперь обе записи здесь.
svetlanagrau
  Замечательная запись! спасибо!
Osobnyak
  svetlanagrau писал(а):
Замечательная запись! спасибо!
И
невозможная Тебальди!!!
 
 

 
 
     
Правообладателям | По всем вопросам пишите на classic-online@bk.ru